Эвола "Указания к расовому воспитанию" 9 - 11


9. Важность теории "внутренних рас"

Тоталитарная доктрина расы определяет отношения между расой и духом на основе принципов, которые мы уже упоминали: внешнее - это функция внутреннего, физическая форма - это одновременно инструмент, выражение и символ психической формы. Из концепции действительно чистого расового типа, такого, как мы обрисовали, следует: это цельный тип, гармоничный, последовательный, унитарный. Это тип, в котором высшие духовные устремления данной расы не встречают ни препятствий, ни противоречий со стороны черт характера и "стиля" души, в то время как душа этой расы находится в свою очередь в теле, способном выразить ее.

Очевидно, что невозможно найти "чистый" тип, представленный большой массой людей среди современных народов, которые, как отмечалось, в основном соответствуют этническим "компонентам". Кроме того, это могло бы иметь место только в среде расы, которая оставалась достаточно долго в изоляции от всякого инородного влияния, что соответствует только идеальным условиям, то есть теоретически совершенной кульминации и реализации расы в общем смысле. Речь идет в действительности о кульминации, относительно которой мы сказали, что высшие ценности личности идентифицируются с ценностями расы.

По этой причине в данном случае расистские исследования не могут быть просто количественными; однако, не игнорируя общих внешних элементов, которые численно господствуют, эти исследования должны быть направлены на поиск того, какой представитель данной расы наиболее подходит для воплощения наиболее полного и наиболее чистого образца определенного стиля, так чтобы он мог взять на себя и включать в себя то, что он выражает и оживляет (то есть его внутреннюю расу), и отобразить чувство первоначального единства, в котором конвергируются различные элементы расы. После того как это будет сделано, можно рассмотреть также менее чистые расовые типы, то есть такие, у которых соответствие между различными элементами, внешними и внутренними, не является ни полным, ни совершенным, у которых наблюдается, так сказать, искажение стиля этой расы. Таким образом, речь идет о качественном исследовании, о поиске, основанном на внутреннем изучении, на интуитивных и интроспективных способностях. Естественно, большую роль здесь играет физиогномика, или наука о чертах лица: общеизвестно выражение "лицо - это отображение души". Тело (форма черепа, пропорции конечностей и т.д.) также может многое сказать тому, кто разбирается в этом. Отсюда следует большое значение таких наук как кранеология (наука о формах черепа), изучение скелета и т.д., которые на первый взгляд могут показаться чисто техническими.

Под этим углом зрения расизм положительно относится к изучению тела и, в более общем плане, физического облика человека. Ему не безразлична форма тела - это не нечто случайное и нейтральное. Всякий, кому не безразлично, в какой тип объединены все элементы данного человека, не может не замечать трагических и отрицательных сторон в тех случаях, когда такое единство исчезло. Душа, которая живет в убеждении, что в нашем мире надо определить жизненную позицию, словно цель в бою или при завоевании, должна обыкновенно иметь лицо, в котором энергичные и правильные черты отражают этот внутренний опыт, вместе со стройной, крупной, энергичной и прямой фигурой - арийский или северо-арийский тип. Представим себе теперь, что такая душа, наоборот, воплощена в полное, одутловатое лицо, плотный, неповоротливый корпус (плюс другие черты физической расы) - несоответствие налицо, все это отвечает совершенно иному внутреннему типу. Конечно, внутренняя раса войдет, так или иначе, в противоречие с этим инородным обликом и придаст этим чертам лица другое выражение - несмотря ни на что, она найдет способ выразить себя. Но, как выразился Л.Ф. Клаус, это все равно что пытаться сыграть на дудке партитуру, написанную для скрипки.

Расовое воспитание должно иметь целью показать, что и в этой области расизм руководствуется классическим духом и выдвигает человеческий идеал, соответствующий этому духу. Он хочет точного соответствия между внутренним и внешним, между содержанием и обликом. Он хочет цельных существ - выразителей связных и унитарных сил. Расизм не принимает и противостоит всякому смешению, всякому разрушительному дуализму и также, следовательно, всей этой романтической идеологии, которая находит удовольствие в трагической интерпретацией духовности и предполагает, что только посредством вечного противостояния, страданий, неутолимой жажды и смутной борьбы можно достичь высших ценностей. Истинное превосходство арийских рас, напротив, - это олимпийское превосходство: оно заключается в спокойном господстве духа над телом и душой, которые, отображая расу (согласно своему стилю и соответствующим ему законам), представляются нам адекватными средствами выражения. Теория внутренней расы важна, поскольку она обнажает самую губительную сторону скрещивания и смешения кровей: в их результате возникают внутреннее смещение и противоречия, разрыв глубинного единства человека данной расы. В результате душа одной расы находится в теле другой, что вызывает изменения в обоих. Появляются действительно "неприспособленные" люди в широком смысле этого слова, так что после того, как в борьбе и самых разнообразных столкновениях истощится внутренняя сила (а та, которая оставалась в определенных все еще "доминантных" пределах, теряет при этом свое качество), внутренняя раса размывается и заменяется бесформенной и смещенной субстанцией, носителями которой являются тела, у которых первоначальные расовые характеристики остаются в конце концов лишь как далекие воспоминания, как формы, лишенные своего глубокого смысла. Именно в этот момент начинают воплощаться в действительность интернационалистские и космополитические мифы - порождение вышеуказанной идеологии основополагающего духовного равенства человечества.

Итак, действовать надо в противоположном направлении. Отправным пунктом является внутренний экзамен, направленный на то, чтобы найти, каков в действительности в нас основной элемент, "собственная природа" (или духовная раса), в соответствие с которой необходимо привести нашу жизнь и которой, прежде всего, надо быть верными. Необходимо стараться придать себе максимум связности и единства или, по крайней мере, чтобы в потомках соединились наиболее благоприятные условия на основе того, что уже получено, поскольку пластичное формирующее влияние, которое оказывает идея даже в соматическом и биологическом плане (исходя из того, что она имеет определенную связь с первоначальным внутренним элементом расы) - это позитивная реальность, о чем свидетельствуют явные исторические примеры, как на коллективном, так и на индивидуальном уровне.

В области культурной политики последствия расовой науки так же ясны. Как пишет Л.Ф. Клаус: "Подобно тому как научные познания оказывают влияние на историю, цель, которую преследует психоантропология, следующая: она должна указывать границы, которые никакой народ, никакая общность людей по крови и культуре не должны переступать или открывать без риска своего собственного уничтожения. Поэтому поиски границ души являются в настоящее время исторической задачей". Имеется в виду в основном задача защищать и создавать благоприятные условия (не только между индивидами, но также и нациями) для того соединения и единства, того соответствия между внешним и внутренним элементами, о которых мы уже говорили применительно к личности. Последнее обстоятельство способствует большему пониманию центральной идеи соображений, высказанных здесь об отношениях между расой и нацией.

Не менее важным для общей доктрины расы является преодоление опасностей узкого релятивизма и партикуляризма, которые могут возникнуть при одностороннем и крайнем изложении. Именно прежде всего в сфере культуры и "расы души" - промежуточном состоянии между телесностью и чистой духовностью - возникает неотложная необходимость определить и защитить определенные внутренние границы; но это не парализующие границы, а, по выражению Гёте, "творческий предел", предел не на пути к высшему, но на пути вниз, на пути к субрасовому смешению, и даже к глубинам субличностного смешения, которое дает простор процессам денатурализации, распада и внутреннего разрыва.

10. Внешний облик различных рас

Как мы уже не раз упоминали, одна из характерных черт современного расизма - это поиск первичных этнических ядер (основ). Антропология вчерашнего дня ограничивалась суммарной классификацией известных рас - белой, черной, желтой, красной, и т.д. - как все мы изучали в школе. Но современный расизм развил анализ и классификацию гораздо дальше, особенно в отношении белой расы, которая нас интересует больше всего. Так вот в области физических рас современные исследования различают внутри так называемой "белой" или "кавказской" расы целый ряд рас в более узком смысле, согласно которому расы имеют свой внешний облик (своего рода "физиономию") и постоянные характеристики, хотя и с поправкой на законы наследственности и скрещивания.

Здесь мы отсылаем читателя к классификации, описанной в нашем труде под названием "Миф крови", а здесь мы ограничимся лишь напоминанием основных ее моментов. Следует различать в белом мире шесть основных рас. Прежде всего, нордическая раса и западная раса, которую некоторые авторы также называют средиземноморской: в обеих преобладает долихоцефалия; светлые волосы у первой и темные у второй; пропорции конечностей у обеих рас одинаковые. В общем люди западной расы меньше ростом и более утонченные: у них черты лица менее резкие. Далее идет фаллическая раса, которую Гюнтер определяет как "тяжеловесную светловолосую расу", которая имеет много общего с нордической расой, но отличается о нее тем, что она более тяжеловесная, плотная и высокая. В ней заметна определенная медлительность как физическая, так и умственная, склонность к интроспекции, возможна брахоцефалия, предрасположенность к настойчивости, которая часто вырождается в упрямство. Далее следует динамическая раса, в которой наблюдается сплав элементов нордической и западной расы, вместе с элементом, который встречается у некоторых неевропейских рас, таких как армянская или ближневосточная: это проявляется по крайней мере во внешнем облике (нос, губы и т.д.), хотя этот инородный компонент не имеет последствий в духовном плане. Человек динамической расы активен, предрасположен к войне, порядку и стилю, характерных для нордического человека, но он проявляет меньше концентрации и больше легкости (вкус к цветам, склонность к веселью, и т.д.). Затем идет альпийская, или восточная, раса, которая отличается внешне: это более округлый, мясистый тип, в нем чаще встречается брахоцефалия, у его представителей черные волосы, маленькие слегка округлые глаза, невысокий рост, кожа желтоватая, И, наконец, восточно-балтийская раса, которая преобладает среди народов, близких к России. Это люди с вытянутым лицом, светлыми волосами, серыми глазами; скулы и форма глаз напоминают монгольский тип, лоб низкий и нос приплюснутый. Похоже, что у этой расы также элементы туловища, сочетающего нордические и западные черты, абсорбировали некоторые элементы неевропейской расы, соответствующие расе первых славянско-азиатских народов.

Таковы основные "расы тела" (физические расы), присутствующие в европейских народах в различных пропорциях и комбинациях, которые можно квалифицировать как конститутивные. В среде этих народов нет недостатка в инфильтрации посторонних рас: ближневосточной, "пустынной", монголоидной, негроидной, средиземноморско-африканской, к которым прибавляется еврейский элемент, который несмотря на устойчивость специфических общих типов, тем не менее должен считаться не отдельной расой, а некой этнической смесью, которая определяется прежде всего общей "расой души".

Если перейти теперь к "расизму второй степени", надо посмотреть, какое содержание, какие души (или раса души) соответствуют физическим формам и предрасположенности каждой из этих "рас тела" - инструменту, который позволяет им выразиться в верной форме. В этом направлении исследований дальше всех пошел опять-таки Л.Ф. Клаус. Мы опять отсылаем читателя к резюме его теорий, которое можно найти в нашей книге "Миф крови", здесь же мы ограничимся простым упоминанием об этом.

Тип души, наиболее подходящей нордическому физическому типу, - это тип расы "активного человека", человека, который чувствует мир как нечто, что развертывается перед ним, как объект завоевания или нападения. Напротив, "западному" типу, как правило, более свойствен стиль души, раскрытой вовне, предрасположенной к игре, жесту и картинности; души, которая чувствует себя в мире как актер, который должен играть роль перед публикой. "Альпийская" раса характеризуется выражением вовне глубин души. Ее представителям нравится размышлять о себе самих, отстранять от себя проблемы каждодневной жизни, погрузившись в деятельность, направленную на реализацию спокойного и гарантированного благополучия. "Фаллическая" раса отражает стиль души, который характеризуется упорством и настойчивостью в достижении поставленных целей, но также и некоторой неповоротливостью, без искры внутренней свободы. Далее Клаус рассматривает две последние расы души - по его определению, "ориенталоидную", или "пустынную", расу и "ближневосточную". Что касается первой, то это раса "человека откровения", который склонен смотреть на мир как на вечное чудо, постоянное проявление случайностей, который, как кочевник, любит перемены и непредсказуемость. Что касается второй, то это раса "человека искупления", который характеризуется чувством рабства в отношении тела и плоти, вместе со смутным желанием освободиться и искупить свою вину, на основе неустранимого дуализма между плотью и духовностью (или святостью).

Однако связи, которые установил Клаус между расой тела и расой духа, должны рассматриваться в этих последних двух случаях как очень приблизительные, поскольку одни и те же внутренние склонности могут также характеризовать и другие расовые элементы; так например раса "человека откровения", как показывают различные наблюдения Клауса, во многом совпадает с восточно-балтийской расой тела, а раса "человека искупления" включает прежде всего некоторые характерные черты "стиля" еврейского компонента. Клаус не рассматривал свою теорию внутренней расы применительно к последней расе тела - "динамической расе"; тем не менее можно предположить, без риска ошибиться, что ее "стиль" включает определенные элементы "активной" души, к которым добавляется кое-что от элементов западно-средиземноморской расы (вкус к "театральному" действию, только, может быть, менее картинному), а также влияние нестабильности, характерной для "человека откровения".

Здесь мы хотели бы отослать читателя к ряду имен, полезных только в случае перехода к практической стадии изучения данного вопроса, то есть если читатель захочет узнать, какой реальный вклад внесли эти люди в изучение различных характерных черт той или иной расы, и сделать спектральный анализ лиц, чтобы найти наиболее "чистые" типы (этот термин указывает в полном смысле на внутренний элемент "расы души"). Для этого необходимо обратиться к фотографической документации, которую без труда можно найти в основных опубликованных по этому вопросу работах [Автор делает здесь ссылку на работы и авторов, чьи труды были доступны в тридцатые годы, но которые сегодня по понятным причинам практически невозможно достать]. Среди прочих можно указать наши работы "Миф крови" и "Синтез расовой доктрины", труды Гюнтера, фон Эйекстедта, Фишера, самого Клауса и других. В качестве следующего шага можно перейти от книг к действительности, к жизни, то есть научиться определять влияния и свидетельства вмешательства той или иной расы по особенно наглядным физиономиям, на реальных живых людях, чтобы натренировать глаз не только как антрополога, но и психолога, научиться видеть согласие или противоречия между внутренним элементом и соматическими и физиогномическими элементами.

Затем займемся развитием способности распознавать расовые интерференции (между сходными расами), которая дает положительные результаты благодаря изучению и анализу не только физической породы, но также и стиля действия, поведения и мышления, характерных для различных типов. Вообще говоря, если допускается, что скрещивание между нордическими и западными элементами, между фаллическими и динамическими элементами являются благоприятными, то скрещивание между этими элементами и альпийским или восточно-балтийским типом, напротив, считается нежелательным, так же как и смешение этих двух последних рас между собой. Однако не считается неблагоприятным союз между фаллическими элементами и средиземноморскими, динамическими и западными.

Наиболее чистый и ценный элемент, который сохраняют все эти расы благодаря далекому единству происхождения, можно определить термином "арийская раса" или "северо-арийская раса", смысл которого мы раскроем на следующих страницах.

11. Проблема расы духа

Мы уже сказали, что за пределами души и тела раса проявляет себя также и через дух. Так вот поиски "рас духа" - это особая дисциплина, которая сегодня еще находится в зачаточной стадии, за исключением нашего личного вклада в ее изучение; успехов в этой важной области мало, если иметь в виду реализацию действительно полноценных мер в расовом плане. В Германии она является составной частью так называемой Kampf um die Weltanschauung, то есть "Борьбы за мировоззрение" (Речь идет о мировоззрении с точки зрения расы. Всякая общая концепция мира по существу может рассматриваться как выражение различных рас духа).

Наука о расах духа восходит к источникам морфологии первоначальных традиций, символов и мифов и развивается параллельно с ней. С этой точки зрения ограничиваться современным миром и пытаться ориентироваться в нем - значит с самого начала обречь себя на неудачу: в современном мире и культуре существуют лишь отдаленные отражения сомнительных пережитков, простые производные "рас духа". В области расы души еще можно согласиться с тем, что есть определенные знания, определенный прямой опыт - достаточно сослаться на качества характера, непосредственные внутренние реакции, стили поведения, склонности, которые не приобретаются и не вырабатываются, а являются врожденными.

Следовательно, качества, которые либо имеются либо нет, тесно связанные с кровью, как мы говорили, имеют нечто более глубинное чем кровь и что нельзя заменить. "Раса души" возникает из жизни, хотя, когда она существует в латентном состоянии, для того чтобы выявить ее и узнать ее черты и интенсивность, необходимы исключительные случаи, испытания и кризисы.

В области "расы духа" задача гораздо более сложная. То, что в наши дни и на протяжении веков подразумевалось под словом "дух", имеет мало общего с тем, что собственно мы понимаем под словом "дух". В реальности мы сегодня сталкиваемся с глубоко стандартизированным и расчлененным миром, в котором трудно встретить верные в высшем смысле инстинкты. В плане познания совокупность современных наук имеет отправной точкой рационализм и экспериментализм, ее формулировки и проявления универсальны для всех людей; такие познания, по общему мнению, полезны, "позитивны" и "научны", и их можно приобрести, признавать, принимать и применять к кому угодно: ни раса, ни призвание не имеют значения. В плане культуры, а именно в области искусства и мысли, имеют место более или менее субъективистские ограничения; пределом являются произведения, которые часто имеют характер "фейерверка", выделяются своим лиризмом и критически-диалектическим подходом, но в которых отсутствуют какие-либо глубокие корни.

В нашем мире и культуре, которые, исходя из таких предпосылок, почти полностью потеряли контакт с реальностью в трансцендентном смысле, с неизбежностью очень трудно проводить исследования, которые ставят целью определить как "стиль" трансцендентного опыта, так и "форму" различных возможных позиций человека по отношению к таком опыту. А именно это является объектом исследований, проводимых в отношении "рас духа".

Поэтому необходимо вернуться в мир, в котором истинная духовность и метафизическая реальность были без сомнения формирующими силами, которые служили осью цивилизации во всех своих формах, начиная с мифологического и религиозного плана и кончая юридическим и социальным (что означает вернуться к миру до-современных и "традиционных" цивилизаций). Установив таким образом точки отсчета, можно затем перейти к современному миру, чтобы выявить различные влияния, которые почти как эхо еще доходят от той или иной "расы духа" даже до нашего ослабленного мира, до нашей в основном "гуманистической" культуры, то есть определяемой исключительно человеческим, слишком человеческим.

Здесь мы только вкратце сошлемся на типологию рас духа; тем же, кто хотел бы располагать дополнительной информацией, полезной для формирования расового сознания, мы рекомендуем две наши следующие работы: "Синтез расовой доктрины" и особенно "Восстание против современного мира", а также подборку отрывков из трудов Дж.Дж. Бахофена, в нашем переводе, под названием "Раса Солнца" - исследование тайной истории древнего средиземноморского мира.

Древнегреческий автор говорил: "Существуют расы, которые, будучи расположенными на равном удалении между божественным и человеческим, колеблются между ними". Одни из этих рас в конце концов начали тяготеть к первому элементу, другие - ко второму, то есть к человечности.

Первая позиция определяет расу духа, названную "расой Солнца". Еще ее называют "олимпийской расой". Для нее естественным представляется сверх-человеческий элемент, подобно тому как для других рас естественным представляется элемент человеческий. Можно сделать вывод, что в первом случае в отношениях между этой расой и метафизическим миром преобладает трансцендентное чувство; посторонним и случайным представляется здесь скорее человеческий элемент. Отсюда происходит также чувство "центральности" (оправдывающее само название "расы Солнца"), "стиль" просветленного спокойствия, мощи, непоколебимой суверенности и непостижимости, что как нельзя более соответствует другому названию этой расы - "олимпийская раса".

"Расе Солнца" противостоит "теллурическая раса" ("земная"), или "хтоническая". В ней человек обретает свой смысл, свое значение из темной и дикой связи с силами земли и жизни в низшем их смысле и лишенными света; в этой расе поддерживается туманная связь с землей (старинные культы "духов" растительности и сил стихии), чувство фатализма (особенно в отношении смерти), бренности человека, который растворяется в коллективной субстанции породы и становления.

Затем отметим "расу Луны", или "деметрийскую" расу: наподобие того, как Луна является погасшим солнцем, этой расе не соответствует никакое чувство духовной центральности, поскольку эта раса воспринимает духовность в пассивной форме, как отражение; ей чужд всякий "стиль" утверждения и спокойной мужественности, это форма, которая характеризуется созерцательным опытом и основывается в основном на пантеизме. Термин "деметрийская раса" происходит от древних культов Великих Матерей природы, которые характерным образом выражали эту расу и ее духовность; они располагались под "женским" знаком, то есть в спокойном, рассеянном свете, и выражали чувство вечного порядка, одновременно и духовного и природного, в котором стирается вся тоска становления, вместе с самой индивидуальностью. В социальном плане "раса Луны" часто порождает систему матриархата, в то время как отцовское право всегда характеризовало "расу Солнца" или производных от нее рас.

"Раса Титанов", наподобие "теллурической", также связана со стихийными силами, с аспектом неизмеримой глубины, интенсивности и иррациональности жизни, но ее "стиль" характеризуется не нейтральной и пассивной идентификацией, как у "теллурической расы", а напротив "стилем" утверждения, воли и мужественности, который страдает, однако, тем же отсутствием просветленного внутреннего освобождения; так что только герой Геракл сможет освободить титана Прометея (далее по тексту мы увидим значение всего этого).

"Раса Амазонок", чье интригующее название связано со "стилем" опыта, характерного для "лунной расы" (и по аналогии женским), но который воспринял утвердительные и мужественные формы выражения (наподобие амазонки, принимающей форму, характерную для воина).

"Раса Афродиты" характеризуется не только с точки зрения эротико-сексуальной сферы, но скорее относится к "эпикурейскому стилю", который отражает соответствующий опыт. Она отличается утонченностью различных форм материальной жизни и культуры в эстетическом смысле, в целом духовностью, которая колеблется между любовью к красоте, форме и чувственным удовольствиям.

Что касается "стиля", характерного для опыта, в котором экзальтация инстинктов и интенсивность жизни соединены с ощущением, то он выдвигает только смутно экстатические решения (то есть "лунные" по своей пассивности и отсутствию форм), хотя не происходит никакого истинного внутреннего освобождения, а только отдельные короткие мгновения избавления; таков "стиль" который определяет "расу Диониса".

Последняя раса духа - это "раса Героев", но не в современном смысле этого слова, а в смысле, который ему придавал Гесиод в связи с четырьмя возрастами человечества. В герое действует "солнечная" или "олимпийская" природа, но в латентном состоянии или как возможность реализовать себя посредством активного преодоления себя, характеристики которой можно встретить также в "стиле" "титанического" или "дионисийского" человека, даже когда его функции будут совершенно другими.

Конечно, все вышесказанное - это только беглый обзор данного вопроса. Любой, кто захочет углубить эту типологию до такой степени, что сможет обрести определенную способность распознавания, сможет увидеть историю в ее последовательности (как историю цивилизаций, так и религий) под совершенно иным углом. То, что до сих пор представлялось унитарным, выявит свои действительные компоненты. Он увидит непрерывность, на протяжении всей истории, глубинных вен, которые являются общими источниками совокупности индивидуальных и коллективных проявлений, которые на первый взгляд кажутся различными или разбросанными во времени и пространстве. И сможет ориентироваться даже в самых мелких формах современной культуры и предчувствовать, то здесь, то там, воскрешение или адаптацию первоначальных форм "рас духа".

Далее необходимо показать, как взаимосвязаны раса духа, раса души и раса физическая. Какие элементы "расы Солнца" и "расы Героев" предрасположены к "стилю", характерному для "активного человека" и северо-арийского и западно-арийского человека с долихоцефалией в физическом плане. "Раса Луны" имеет свое наилучшее выражение в физических и соматических характеристиках "альпийской расы" и того, что осталось от древней "средиземноморской расы", которую можно в общем выразить термином "пеласгическая раса". Расы Афродиты и Диониса могут довольно хорошо гармонировать с некоторыми ответвлениями "западной расы", особенно с ее кельтскими ответвлениями; "раса Диониса" может даже гармонировать с "пустынной", "восточно-балтийской" расой и, что вселяет определенную тревогу, с "ближневосточной". Напротив, "титанический" элемент может превосходно выразиться в душе и теле человека "фаллической расы". "Теллурический" элемент ассоциируется с физическими расовыми компонентами, происходящими из неарийских или до-арийских ответвлений, таких, например, как африканский средиземноморский тип и, частично, семитский элемент (ориенталоид).

Поле для исследований в этой области широкое и практически непаханое, сами исследования представляют неоспоримый интерес, особенно с точки зрения новых поколений; то, что удалось сделать до сих пор, может служить основой для дальнейшего развития, что позволит выработать действительно полное и "тоталитарное" расовое сознание.

Комментарии

Albutrol Stevautoke Автор: Stevtymn (не проверено)