Абдурашид Саидов "Тайна вторжения"


(Дагестан и начало второй чеченской войны)

--------------------------------------------------------------- E-mail: saidovr@mail. ru
20 сентября 2001
---------------------------------------------------------------

По воле судьбы я был в Цумадинском районе Дагестана и видел, как "делается" война. Накануне стрельбы встречался с боевиками на территории Дагестана, с руководством силовиков РД в с. Агвали. Кроме того, ещё в конце восьмидесятых я основал и зарегистрировал Исламско-демократическую партию Дагестана, хорошо знаю внутриконфессиональную ситуацию в республике, был у истоков противостояния "ваххабиты"-"традиционалисты". Моим заместителем по партии стал муфтий Дагестана Саид-Мухаммад-Хаджи Абубакаров, впоследствие убитый. В этой работе я анализирую причины раскола религиозной общины республики и пытаюсь выяснить, кто стоял за этим расколом.
О себе: выпускник 1 ММИ им. Сеченова (1979г), работаю хирургом в Москве, в 1990-93 годах занимался политической деятельностью в Дагестане, баллотировался в ВС РСФСР в марте 1990 г. в числе 11 претендентов на мандат (прошел Р. Абдулатипов).


Разоблачение народоубийства.

(О начале военных действий на Кавказе в августе-99)
Фатхула Джамал, поэт и публицист.

Идёт геноцид не только чеченского народа, но и уничтожается сам русский народ. ибо народ, империю образующий - всегда первая жертва правящих тиранов.
Однако официозная пропаганда пытается по-прежнему одурачить нас ложью о высоких мотивах бойни в Ичкерии. Их замшелые лозунги об "интернациональном долге", о "борьбе с терроризмом", о "восстановлении конституционного порядка" вызывают только презрительный смех, как в застойные времена красной геронтократии. Представители власти ведут себя в родной стране как оккупанты, грабители, бандиты и террористы. Страна напоминает уголовную зону.
Автор книги "Тайна вторжения" пытается постичь секретные механизмы этой необъявленной войны правящих деспотов против собственного народа, котороя уже унесла 14 млн. жизней. Северная столица России не менее криминальна, чем Северный Кавказ. Но антитеррористических операций в отношении Санкт-Петербурга Кремль не планирует. Не планирует даже в отношении Махачкалы, этой чёрной дыры на теле страны. Потому что бандиты, сидящие у власти, делятся с Кремлевскими паханами награбленным. А вот бандиты из Грозного не захотели делиться.
Абдурашид Саидов один из тех, кто начинал свою деятельность не с позволения ЦК. Один из тех, кто не молчал. Еще в 1970-е годы он бойкотировал выборы в ВС СССР, о чём письмом уведомил генерального секретаря ЦК КПСС. Основатель и бывший руководитель московского Культурного центра "Дагестан", доктор медицины М. Абдулхабиров называл Абдурашида дагестанским Сахаровым. (Саидов с Андреем Сахаровым выступал на митингах в Лужниках в 1989-90 гг.) Эта книга является формой борьбы непоколебимого демократа и гуманиста против тоталитарных, шовинистических и милитаристских тенденций.


Во имя Аллаха милостивого и милосердного!


ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

В этой книге я описываю события, происходившие в горах Дагестана перед началом новой Кавказской войны.
Проблема "ваххабизма", точнее - фундаменталистского течения Ислама на Северном Кавказе, да и на всём пространстве бывшего СССР - это следствие политики Кремля. Об этом в эфире радио "Эхо Москвы" сказал и заведующий отделом Кавказа института этнологии С. Арутюнов: "Ваххабизм" в с. Карамахи и Чабанмахи возник как мера социальной защиты". "Около двухсот семейств в Дагестане владеют 85% национальных богатств, причём в них есть три даргинские группы, которые между собой не ладят. Это лишь доказывает, что национальная окраска имеет второстепенное значение"...
На территории бывшего СССР непримиримое противостояние между традиционалистами и фундаменталистами началось в Дагестане. И это не случайно, ибо коррупция, клановость, беззаконие, нравственная деградация, произвол власти, сросшейся с криминалом, прогрессирующее падение уровня жизни большинства людей в Дагестане было несравнимо с другими регионами России. 
С исламской точки зрения между фундаменталистами и традиционалистами нет принципиальных противоречий.
Ещё шейх Мухаммад Рашид Рида писал об этом противостоянии в Исламе: "Причина того, что их ("ваххабитов" - авт. ) обвиняли в ереси и неверии, была чисто политической... "
Коварство тактики Кремля и СМИ России заключается в том, что национально-освободительное движение Ичкерии стало "реакционным движением исламских ортодоксов", прозванных "ваххабитами". Власть создала ситуацию, когда каждая из противостоящих друг другу сторон стала носителем истины, и эту истину пришлось отстаивать с помощью оружия. Ещё во время кизлярско-первомайских событий сам президент России открыто попытался столкнуть дагестанцев и чеченцев. ("Аварцы устроят чеченцам... ", "Террористы Радуева в Первомайске расстреляли всех заложников и дагестанских старейшин". ) На этот приёмы Кремля оказались изощрёнными. Как "красные" и "белые" в 1917-21 гг. были жертвами заблуждений, так и здесь оказались жертвы политических игр.


Хвала Аллаху, Господу миров! Да благословит Аллах и ниспошлет мир Мухаммаду, его роду и его сподвижникам!


Боевики в горах Дагестана

С конца мая в Цумадинском районе начали появляться вооруженные боевики. В основном это местные или выходцы из Цумада, которые ранее переселились на приморскую плоскость. Быстрому распространению среди них фундаментализма способствовало то, что идейным руководителем этого учения в Дагестане был их земляк Амир Багаудин Магомедов.

За десять дней до войны в Дагестане я написал записку на имя С. Степашина, в которой призывал любым способом срочно вытащить из Чечни Хачилаева, Адалло, Багаудина и тысячи других дагестанцев. Ноль внимания. 20 июля я даю интервью "Новым известиям" и на вопрос корреспондента: "не пугает ли Вас чеченизация Дагестана? " - отвечаю: "меня больше беспокоит дагестанизация Чечни".
Гонения и уход в непокорную Ичкерию сплотило фундаменталистов, подняло их дух, укрепило волю к победе. Они начали интенсивно распространять своё учение по всей Ичкерии. Ещё за год до их прихода в Ичкерию, Басаев на форуме религиозных лидеров Северного Кавказа вместе с официальными лицами объявил "крестовый поход" против фундаменталистов, за веру отцов и дедов. Но изгнанники сумели убедить и его, хотя неизвестно - какой страны и каких спецслужб у него погоны...

К концу июля количество мятежников достигло 100-150 человек. С ними контактируют министр ВД РД, депутаты НС РД, министр по ЧС РД (бывший идеоработник КГБ ДАССР), которые периодически прилетают в Агвали на вертолетах. В Цумадинском районе работают все структуры власти РФ, в том числе и ФСБ.

Год-два тому назад российские пограничники по непонятным причинам покинули Закрепрайон, где они базировались. Сегодня там веет чёрное знамя с арабской надписью - знамя газавата .
... Мы беспрепятственно въезжаем в лагерь и входим в казармы.
- Что вы хотите и кто вы такой? - спрашивает меня после приветствия молодой человек с бородой.
После небольших переговоров в весьма вежливом и любезном тоне, он препровождает нас в другой домик, где мы встречаем Магомеда Аслудинова с симпатичным молодым человеком. У обоих пистолеты на поясе. Эаходим в небольшую комнату: на полу старые одеяла, по краям комнаты брошюры, жузы (отрывки из Корана). Мы разуваемся и представляемся.
- Помню. Демократ из Москвы. Я тогда работал в Агвали, помню встречу с тобой на радиозаводе. Ты выступал как кандидат в депутаты Верховного Совета РСФСР. Мы за тебя голосовали. Видишь, ничего не вышло. Ушли коммунисты, пришли другие.
- Да не уходил никто, Магомед. Местами поменялись, переименовались.
Мы поговорили около часа. Второго звали Хабиб, заместитель самого Хаттаба. Причина их выхода в Дагестан - желание установить Шариатский режим, восстановить справедливость, завоевать независимость Дагестана.
- Я был противником режима коммунистов, не являюсь сторонником сегодняшнего режима, вряд ли буду ярым сторонником вашего режима, но вы понимаете, что правители империи просто так Дагестану свободу не дадут и Шариат не допустят. Значит, прольется кровь цумадинцев?
- Мы это понимаем. Каждый из нас не о жизни земной печётся. Мы боремся не за должности и деньги - мы боремся за Ислам. Каждый мусульманин должен мечтать об Исламском режиме правления, должен с радостью подчиняться воле Аллаха, а Шариат - это воля Аллаха!

Накануне с одним из посредников я оформил и послал проект требований боевиков, где не было ничего антиконституционного. Частично эти требования (более мягкий вариант) мятежниками были переданы начальнику РУВД Цумадинского района, а тот, даже не прочитав, скомкал лист бумаги и при них же выбросил.
- Военные по сей день не простили политикам 1997 год, - сказал я. - Вы нарушите этот хрупкий мир, вас могут пропустить на некоторое расстояние в Дагестан, потом поднимется авиация, уничтожит большое количество людей, сравняет с землёй все населённые пункты, где вы окажетесь - и всё спишут на вас. !
- У нас достаточно сил, да и умереть мы готовы. Это не жизнь. Тебе, может быть, из Москвы не видно, что творится здесь. Надо свергнуть этот режим. Затем время подскажет, Аллах поможет.
- Но вас никто не ждёт в районе - если не все, то 80% населения встанет против вас. В районе полная дезинформация. Власть делает всё, чтобы народу преподнести вас как марионеток, за деньги продавших Дагестан.
- Неужели 80% цумадинцев - это воры и нечистые на руку лицемеры? - только они могут быть против Ислама!
- Любые вопросы можно решать политическими методами, без насилия и без помощи Калашникова. Я боюсь, что вы отодвинете сегодняшний уровень развития и распространения Ислама в республике на десятки лет назад. Многие перестанут ходить в мечеть.
- Мы готовы на переговоры с властью, но они этого не хотят! И оружие у нас лишь для самообороны. В каждый приезд представителей власти мы говорим только о переговорах, просим место в прессе...
- На переговоры по принципу "сдавайтесь или мы вас уничтожим?"
- Пусть всю полноту власти в районе передадут Исламскому Совету, при этом сохранив все структурные подразделения власти в районе с подчинением Махачкале. Мы будем направлять бюджетные средства по конкретному адресу, будем заниматься строительством и ремонтом существующих коммуникаций, изменим работу правоохранительных органов, суда. Украл - отрубить руку, употребление наркотиков - расстрел! Сухой закон на всей территории района. Мы в течение нескольких месяцев изменим лицо района. Хотите знать, кто похищает людей? Кто их якобы освобождает или выкупает? Чиновники со своими головорезами из спецслужб или национальных гвардий и являются организаторами всех похищений. Малейший прокол в сценарии похищения или получения денег за "освобождение" - заложников уничтожают. Именно эта схема самозащиты сработала в случае с четырьмя обезглавленными гражданами Англии. Эта методика дагестанскими силовиками поставлена на серийную основу. А излюбленный метод ваших демократов - консенсус, компромисс, соглашение ради чего-то возвышенного - это всё у русских определяют выражением "и волки сыты, и овцы целы". Такого не бывает и не должно быть. Ислам определяет ответственность каждого.
- Одним словом, в Цумадинском районе вы хотите реализовать Карамахинский вариант.
- Да. А что плохого в Карамахи? То, что они не подчиняются взяточникам и уголовникам? То, что в Карамахи нет алкоголиков, наркоманов, проституток и живут они в своей общине в мире и в согласии без единого правонарушения на протяжении нескольких лет?
- Карамахи в центре Дагестана, а Цумадинский район стратегический, на стыке Грузии и Чечни.
- Тогда нам ничего не остаётся, кроме как менять статус республики. Республика стратегическая, район стратегический. Для кого? Для России. А нам-то какой толк от этой стратегии?
- И вы станете исполнителями провокации российских военных и ФСБ. Вас уничтожат вместе с Чечнёй. Для генералов это не война, а большие деньги!
- Наше дело правое. Джихад на то и джихад, чтобы умирать.
Разрешение сражаться дается в Коране тем, на кого идут с войной. Но разрешение сражаться даётся Кораном и тем, кого изгоняют из домов лишь потому, что они говорят: "Господь наш - Аллах! ".
Мятежники пожелали нам счастливого пути.
Через пару недель мой собеседник будет тяжело ранен в бою в Агвали, у него начнётся гангрена, и он умрёт в тиндинском лесу, горящем от российских ракет.

10 августа 1999 года агентство ТУРАН сообщит: "Причиной начала своей борьбы представители Шуры назвали нежелание официальной Махачкалы решать социально-экономические проблемы республики".

Мы проехали Цумада. В начале советизации здесь бывал народный поэт Дагестана, соловей коммунизма и сталинского режима Гамзат Цадаса. Не знаю, что его толкало чуть ли не ежегодно посвящать циклы стихов сталинской конституции и октябрьскому перевороту 1917 года . Авторитетный ученый арабист, член Шариатского суда республики - жертва системы или герой времени? Почему в дагестанской литературе не было своих солженицыних, своих войновичей, которые хотя бы между строк попытались донести до сознания земляков то, что творится в стране?
Сегодня среди мятежников оказался бывший член Союза Писателей Дагестана поэт Адалло Алиев , о котором всегда очень хорошо отзывался и Расул Гамзатов, и другие не менее известные мастера слова тогдашнего СССР. Для многих А. Алиев до поры до времени был Поэтом и Гражданином.

Трагедия поэта

Его трагедия, заключавшаяся в явном и тайном преследовании властями, дискредитации и клевете, началась ещё при коммунистическом режиме, особенно с момента его публичного выхода из КПСС и Союза Писателей.
В начале 90-х мы с ним выпускали газету "Путь Ислама". Не было в те годы в его высказываниях и мыслях ни экстремизма, ни сепаратизма. Искренне приветствовал он наметившийся в 1991 году поворот России к демократии. Мало того, мы с ним рука об руку работали в предвыборном штабе Ельцина в 1991 и в 1993 г. Несмотря на возраст, в нём чувствовался юношеский задор. И он всё пропускал через сердце. Его помнят как доброго, ранимого патриота, редкого интеллигента.
В июле 1998 года я встретил другого Адалло. "Какие мы были наивные, - сказал он мне, - надеялись, что режим в России повернётся лицом к человеку." Это было сразу после его освобождения из-под ареста в Дагестане. Ничего общего с радикальными исламистами он не имел. Он всегда был светским человеком. Он знал М. Удугова, был знаком с А. Масхадовым, его знал Хаттаб, его уважал Ш. Басаев. Возможно, потеряв надежды на какие-либо перемены в республике демократическим путем, Адалло присоединился к радикалам. В республике много готовых присоединиться к любой силе, противостоящей нынешнему режиму.

Руководство Дагестана объявило аварскому поэту смертную казнь. Пройдут десятилетия и трагедия эта окажется трагедией аварского народа Дагестана. В поэтов нельзя стрелять - боль и кровь эхом будут отзываться веками.

Мы вернулись в Агвали. Проходя мимо здания администрации района, я увидел приехавших из Махачкалы авторитетных цумадинцев.
- Саламалейкум!
- Ваалейкум салам, демократ, вот, хорошо, что ты здесь. Видишь, до чего вы развалили страну - говорит мне чиновник.
- Если на то пошло, ты сидел под серпасто-молоткастым флагом и клятву верности давал как этому флагу, так и стране под названием СССР. Нет ни страны, ни флага. Однако ты сегодня занял место под трёхцветным флагом, который вам, коммунистам, особенно КГБ-шникам, был ненавистен. Беда в том, что вы сегодня готовы и под зеленый флаг идти, если они всё же придут, лишь бы сохранили вам портфель с должностью.

Раскол джамаата.

В Агвали опять сборы. Поднимаемся в Тлондода. Завтра в лес. С утра отец купил тушу кединского барана. Самой вкусной считается баранина из с. Кеди или из сёл этой зоны. Село готовится к празднику - через пару недель все тлондодинцы соберутся на своей родине. Взрослые люди, надрывая глотку, спорят на годеканах. "Ваххабитов" обвиняют во всех грехах, от наркотиков до антиисламского заговора под руководством Израиля и Америки. Необразованные люди кучкуются и готовят заговор против имама местной мечети Шамсулвары Газимагомедова. А имам мечети, когда в начале июля боевики в с. Эчеда захватили в заложники двух милиционеров Цумадинского РУВД, вступил в переговоры, сразу выехал через Хасавюрт в Ичкерию, встретился с лидерами мятежников, уговорил их отпустить заложников с их оружием, получил письменное указание на возврат двух милицейских автоматов и к рассвету следующего дня был в Агвали, где министр ВД Дагестана ждал результата поездки.
Министр на вертолете улетел в Махачкалу, докладывать о благополучном разрешении противостояния вышестоящему начальству. В этом докладе не было фамилий ни имама мечети, ни администратора с. Тлондода. Зато фамилия имама появится позже, когда начнутся боевые действия в Ботлихе, Новолаке. Он был первым в списке тлондодинцев, кого следовало арестовать как "ваххабита". А пока имам Шамсулвара, рискуя жизнью, был занят урегулированием конфликта фундаменталистов с властью, в селе шли тайные сходы людей, соблюдающих исламские ритуалы, но далеких от науки Ислама, на которых шла подготовка к отстранению имама от сана. Заговорщики через Шамсулвару били по главе администрации села. (Выступать против самого администратора не хватало мужества.) Потеряв гибкого, авторитетного и учёного имама, администратор мог сам стать слабее.
Все инакомыслящие мусульмане стали причисляться к "ваххабитам", чтобы с помощью властей лишить их общественного статуса.
Аналогичная ситуация во всём Дагестане.
***

Размышления накануне кровопролития.

Дом наш расположен на краю села, между селом и сосновым лесом к югу от дома протекает речка, образуя глубокое ущелье. Оно тянется до русла реки Андийское Койсу, на берегу которой расположен Агвали. К юго-западу от нас, чуть ниже и на другой стороне ущелья светится огнями с. Хуштада.
Во время беседы с боевиками на эчединском майдане М. Аслудинов несколько раз уточнил у меня: "состоится ли 8-го августа день села? Много ли приедет людей? Нет ли предложений или попыток отменить это мероприятие? ". Шла интенсивная переброска через Агвали в лагерь мятежников оружия, топлива, медикаментов, продовольствия. Некоторые уже в конце июля вывозили имущество в Махачкалу.
Еще можно было поставить заслон насилию. Однако - ни переговоров с мятежниками, ни демонстрации силы. Вернувшиеся из Чечни имам мечети и руководитель администрации с. Тлондода убедились в серьёзности намерений армии Хаттаба и Басаева поддержать цумадинских фундаменталистов. "Каждый куст, каждый поворот и спуск многочисленных троп района у них на карте отмечен!" - говорили они мне 10 июля. И после этого транспорт с оружием, медикаментами и топливом - под окнами РУВД и ФСБ - пересекает Агвали и доставляется в Эчеда.
Сценарий, скорее всего, составлен не в Цумада. Что бы это значило?
Прямая обязанность федерального правительства и силовых структур, особенно ФСБ, предотвратить кровопролитие. Руководит ФСБ Владимир Путин. И Советом Безопасности при президенте РФ тоже руководит он. Начинается один из этапов, уже обоснованного, более жестокого, чем в 1994 году, вторжения России в Чечню, обвинённую в агрессии против Дагестана. В таком случае фундаменталисты в Эчеда точно выполняют провокационное задание Москвы. Этот вариант в перспективе выгоден и для республиканской власти. Уничтожение исламской оппозиции в республике руками армии, ликвидация "Исламского гнезда" в Карамахи, возможность под шумок военных действий парализовать следственную работу по хищению бюджетных средств должностными лицами, последующие крупные денежные вливания в республику за поддержку планов Кремля.

Агвали, 2 августа

Около здания администрации толпа людей. Из Агвали уезжает полный ОМОНовцами автобус. За ним тут же едет несколько УАЗиков, тоже битком набитых милиционерами. Спрашиваю:
- Что-нибудь случилось?
- В Гигатли началась стрельба. Говорят, идёт бой.
У меня в голове зашумело, сердце замерло: всё-таки началось!
В здании администрации продолжается заседание актива. От Духовного управления мусульман Дагестана приехали зам. Муфтия Ахмед Тагаев и имам мечети г. Хасавюрт Магомед-Саид Абакаров (родом из с. Хуштада Цумадинского района), оба - основоположники антиваххабистской войны в 1989-93 гг. А.Тагаев был руководителем Хасавюртовского отделения основанной мною Исламско-Демократической партии Дагестана. Он входил в круг людей тариката, которые с давних времен враждовали с группой устара Тажудина, представителем которой является имам мечети г. Хасавюрт, цумадинец М-С. Абакаров. Друг с другом они не считались, и потому в Хасавюрте было две Джума-мечети - одна сторонников Тажудина, другая - сторонников Саида-Апанди. Обе тарикатистские, но...
Их постепенно стала объединять антиваххабистская пропаганда.
А. Тагаев (мусульманин-антикоммунист) в 1993 году вдруг стал доверенным лицом бывшего первого секретаря ОК КПСС М. Алиева во время выборов в Государственную Думу РФ, впоследствии занял пост заместителя муфтия республики, хотя к тому времени муфтиев было около десятка (кумыкский, лакский и т. д. )
Пределом мечтаний людей моего окружения (в основном последователи Устара Саид-Апанди) стало Духовное Управление Мусульман республики, которое они раздробили на национальные гнезда. Ради получения власти в Духовном управлении они готовы были на любые компромиссы с государством и сотрудничество с любыми силами. У них появились хозяева - на площади им. Ленина в Махачкале. Антиваххабистская стрелка также шла оттуда.
Тогда, в 1990-91гг., находящаяся на грани краха коммунистическая система не могла не понимать, что после её развала реальная сила в республике - это исламская община. Валявшуюся под ногами власть могла поднять только организованная и единая исламская организация. Предотвратить это можно было лишь стравив одних Устаров на других (вражда между Устарами Саид-Апанди и Тажудином) и направив сторонников тариката на сторонников радикального Ислама. Не будь сегодня на арене "ваххабитов", столкнулись бы мюриды Саид-Апанди с мюридами Тажудина.
Вчерашние атеисты, деятели КПСС и КГБ республики, стали бороться за "чистоту дагестанского ислама" рука об руку с настоящими верующими, с тем же М-С. Абакаровым, мюридами Устара Саид-Апанди. По основным принципам Ислама - никаких противоречий. И - непримиримый спор вокруг второстепенных проблем. Изнуряющая драка с собственной тенью. Вместо содействия и хотя бы консультативной помощи группе людей Устара Саид-Апанди, работавшим в ИДП, имам Хасавюртовской мечети ездил по горным аулам Дагестана и на пятничных проповедях занимался защитой КПСС и КГБ от "необоснованных нападков некоторых авантюристов", имея в виду мюридов Саида-Апанди, особенно Саид-Мухамада Абубакарова и меня.

Из здания администрации района взволнованно выходит Магомед Гагиев, администратор с. Агвали. Время около 15 час.
- Иду открывать клуб. Надо собрать молодежь. Будем раздавать оружие. В Гигатли идет бой. Есть жертвы.
- Чьё это предложение о раздаче оружия? - спросил я.
- Хайбулаев велел собрать боеспособную молодежь.
Магомед Хайбулаев - цумадинец, более 40 лет живущий в Махачкале, родственник нынешнего спикера НС РД, бывшего руководителя ОК КПСС. Физик и математик, руководитель кафедры. Активист общества "Цумада" - землячества городских цумадинцев, точнее - идеолог этого общества.
Инициаторами примиренческих попыток часто выступали руководители и активисты общества "Цумада", руководство Цумадинского района. Объясняется это тем, что в обоих противостоящих лагерях лидерами были цумадинцы. Некоторые в республике шутили: "Раздор между цумадинцами - развал Дагестана! " Мир между амиром Багаудином и Магомедсаидом Абакаровым означал мир в религиозной общине Дагестана.
Самое интересное бывало во "втором" отделении таких мероприятий. В час молитвы обе группы исламистов уходили в разные мечети молиться одному Аллаху, а координаторы-миротворцы, минуя мечеть, уходили на банкет - заранее накрытые столы, иногда и готовые музыканты. Начинался сабантуй, напивались до потери пульса и разъезжались - кто в Махачкалу, докладывать хозяевам, а кто с опустошенными бидонами багвалинского мёда (домашнего цумадинского пива, бузы или сивухи) - в Цумада. Оплеванными, виноватыми в нарушении спокойствия в республике, не желающими примирения - всегда оставались амир Багаудин и его люди...

Пока мы доехали в Тлондода, в небе над Агвали уже летали военные вертолеты. После 19 часов мы из Тлондода увидели, как российские вертолеты нанесли первый ракетный удар по боевикам, которые уходили из предместий Гигатли в Ичкерию.

Первый выстрел

Как доложил на районном активе начальник РУВД Цумадинского района, началось это следующим образом:
Работники МВД, прикомандированные в Цумада из Новолакского района, в окрестностях Гигатли (на границе с Чечнёй) выполняли разведзадание. Один из них, капитан Закир Султанов по рации доложил, что, видит троих "бородачей". Поступила команда: "Никаких действий не предпринимать, укрыться! Сделать всё, чтобы вас не заметили!". Приказ был выполнен. Но позже Закир Султанов поднял голову из укрытия и обнаружил направленный на него ствол автомата боевика. Разведчик тут же выстрелил и промахнулся. Тот не промахнулся. И пошло.
Лагерь боевиков в Эчеда расположен вверх по течению Андийского Койсу и к югу от Агвали на 25-30 км. Гигатли же - на северо-западной стороне от Агвали, на высоте такой же, как и Тлондода. К концу дня из Тлондода мы видели, как наносили ракетные удары по окрестностям с. Гигатли. Потом вертолеты начали кружить над руслом Андийского Койсу, добираясь до лагеря Аслудинова. Около 20 час. 2 августа вертолет нанёс несколько ракетных ударов в сторону расположения группы Аслудинова.
В 2 часа ночи несколько автомобилей, двигавшихся с выключенными фарами из Эчеда в сторону Агвали были остановлены блокпостом местной милиции и армейской части. Из машин вышли вооруженные люди и стали требовать пропустить их в Агвали.
- Мы цумадинцы, вы тоже из Цумада, не стоит нам проливать кровь друг друга, давайте решать, как нам быть. Или пусть ваш руководитель приедет сюда, решит проблему, или сами пропускайте нас.
Пока милиционеры с боевиками вели переговоры, прапорщик спецназа открыл автоматную очередь по ногам пришельцев. Бой длился почти до утра. Убито 3 местных милиционера. Потери боевиков неизвестны - погрузив раненных в машины и забрав с собой двух местных милиционеров, мятежники ушли обратно в лагерь. Три мусульманина покинули этот свет и ушли к Аллаху. Что они защищали, против чего боролись? Ради Ислама сегодня не надо умирать, надо ЖИТЬ и убеждать. Для этого Всевышний сегодня нам дал такие возможности.
Один из присутствовавших на заседании актива района 2 августа, ветеран войны и труда, рассказывает в Тлондода:
- Магомедсаид из Хуштада (имам мечети г. Хасавюрт) выступил на активе. Он сказал, что "ваххабиты" не просто убивают людей, они перерезают горло, всё это снимают на камеру и фотографии посылают в Израиль. Согласно количеству присланных снимков, они получают деньги.
А когда хотел выступить имам Агвалинской мечети Саид-Хусен, Анварбег Омаров заслонил ему дорогу и сказал: "только попробуй выйти к трибуне - чем придётся стукну! ". За свою миротворческую деятельность, Шариатски обоснованные выступления в Агвалинской мечети, Саид-Хусен уже попал в "чёрный список" и в эти дни по району прошли слухи, что на днях к нему приезжали на "Ниве" представители "ваххабитов", а "Нива" была нагружена мешками долларов, некоторые даже называли сумму - 500 000 (запомните эту сумму, вы ещё встретите этот "продукт централизованного изготовления"), самому же они обещали должность руководителя района. "Влиятельные" люди в это поверили. На остальных они повлияли.
Анварбег Омаров - бывший ответственный работник РК КПСС, который с 19 по 22 августа 1991 года трижды менял свои взгляды, и завершил колебания 22 августа на базарной площади проельцинским, антипутчистским, антикоммунистическим митингом ("Ельцин и только Ельцин способен вывести страну из тупика! "). И это после яростного антигорбачевского, антиельцинского, антиреформистского выступления 20 августа 1991 г. на заседании бюро РК КПСС, где он требовал немедленного ареста Горбачева и всей его раскольнической команды вместе с Ельциным и восстановления партийной дисциплины! Летом 1992 года мы с Анварбегом были попутчиками в УАЗике от Ботлиха до Ведено. "Ты знаешь, сколько я голосов сделал для Ельцина? В Цумадинском районе один я занимался его предвыборными делами. Благодаря мне в районе он получил чуть ли не 70% голосов." Сейчас Анварбег - руководитель КПРФ Цумадинского района, активный член религиозной общины района, не пропускающий ни одну пятничную молитву, яростный противник "ваххабизма".

Вечером 3 августа информационные агентства передают о конфликте в Агвали.
4 августа 1999 г., пятница. Мы в Агвали. Второго августа здесь прозвучали первые выстрелы. Идёт разговор о продвижении в район 52 -й армии. Пока в районе армейских частей нет.
Собираемся в спортзале на берегу реки Андийское Койсу на молитву. В прошлые годы в Агвали действовали две мечети, обе традиционного толка, но разных Устаров. Хотя пятничную молитву положено совершать в одной мечети, община была разделена надвое. Около года тому назад была достигнута договоренность собираться на пятничную молитву во главе с имамом Саид-Хусеном не в первую, и не во вторую мечеть, а в спортзал, что расположен на берегу реки, на базарной площади.
Пятничную проповедь ведёт не Саид-Хусен, а его заместитель. Сам имам сидит в первом ряду. На предыдущих пятничных проповедях Саид-Хусен говорил о необходимости компромисса с боевиками, о недопустимости кровопролития, рассказывал о результатах встречи с лидерами боевиков, о негативной роли в переговорах руководства района и республики, о создающемся информационном вакууме вокруг событий в районе, а то и попытке руководства района сеять среди населения панику и дезинформацию. "Многие претензии мятежников с точки зрения Ислама обоснованы" - говорил он на предыдущих пятничных молитвах.
Смотря на прихожан, мне порой казалось, что в спортзале проводится партийное (КПСС) собрание, настолько много было среди них воинствующих атеистов, бывших ответственных работников РК. Я думаю, что многие из них, да простит меня Всевышний Аллах, ходят туда даже не совершив омовения. По заданию.
Проповедь была связана с нынешней ситуацией и осуждала "экстремистов" (пресса ещё не успела окрестить мятежников "бандитами"). Один из присутствующих спросил о месте размещения солдат, которые вот-вот прибудут в Агвали:
- Я слышал, что руководство района планирует разместить солдат в этом спортзале. Где мы будем совершать пятничную молитву? И можно ли будет совершать пятничную молитву в этом спортзале после ухода солдат, если мы не знаем, чем они тут будут заниматься?
Тут встал имам Саид-Хусен и сказал:
- В самом деле, был такой разговор. Руководство района пытается разместить солдат именно в этом спортзале, хотя есть клуб, перед этим клубом тоже есть площадка для транспорта, есть школа, интернат, которые сейчас пустуют. Я по этому вопросу встречался с военным комендантом района Омаровым, заместителем министра ВД РД. Он мне дал слово, что солдаты размещаться в спортзале не будут. Мы в следующую пятницу - и в будущем, иншаллах - будем на молитву собираться здесь. Что же касается другого вопроса - можно ли после пребывания солдат в этом зале совершать пятничные молитвы в будущем, то отвечаю: пребывание российских солдат не является осквернением молитвенного зала.
На молитве прошло около часа-полутора. Каково же было удивление прихожан, когда, выйдя из зала, мы уткнулись носом в бронетехнику Российской Армии! Базарная площадь переполнена БТРами, БМП, грузовиками, между ними с автоматами, с пулеметами снуют солдаты, явно в ожидании освобождения молитвенного зала. Не успели все выйти на улицу, как солдаты встречным потоком пошли навстречу. Жители Агвали постепенно рассосались кто куда.
Я размышлял о взаимной ненависти, что хуже всего для соседних народов. Это самое тяжелое последствие войны. Этой ненавистью долгие годы будет пользоваться третья сторона.

"Задержание" ОМОНом.

Вот так проходят последние дни отпуска. Отдохнули. Надо бы встретиться с военным комендантом, о котором сегодня говорил Саид-Хусен. Только - как? Не примет, не станет слушать. А то и посадит, как пособника.
С дочкой Фатимкой я прогулочным шагом двигаюсья в сторону спортзала. В 150 м от края села окнами на дорогу расположено РУВД, ныне штаб силовых структур. Поднимаясь по тропе к краю села, я включаю кинокамеру и снимаю расположение бронетехники на площади. Меня замечает офицер, но особого внимания не обращает. Продолжая снимать, поднимаюсь выше. Солдаты топят полевые печи, две женщины в военной форме готовят еду. Несколько солдат поднялись на кузов КРАЗа и чистят ствол орудия.
- Доченька, когда мы поднимемся на ту дорогу, к нам могут подойти солдаты или милиционеры. Ты не бойся. Они просто хотят провести нас к одному моему знакомому. А он такой шутник, что хочет нас напугать. Будто нас арестуют, заберут в милицию, будут на нас кричать, ругаться. Те, кто придут нас приглашать к моему приятелю могут и руки мне скрутить. Но это будет игра.
Дочь обещала не волноваться. Она готова к спектаклю. Мы поднимаемся к дороге, меня ещё не "берут". Странно, неужели агентуры нет в селе, ведь нас видят десятки людей. Помимо любопытствующих на дороге, десятки окон выходят на эту площадь. Поднял трубку и позвонил в милицию или в ФСБ: "тут один тип снимает военную технику, не шпион ли? ". Поднявшись, мы сворачиваем в сторону Агвали. Встречаю бывшую работницу РК КПСС, вечно улыбающуюся Рашидат.
- Сними, пожалуйста, меня, направь камеру на меня, - говорит Рашидат, и я выполняю ее просьбу.
На заднем фоне окуляра за спиной Рашидат я вижу, как два здоровенных мужика в камуфляжной форме бегут к нам. Я выключаю камеру, вешаю на плечо и продолжаю идти на встречу к людям в форме. Не убавляя темп, будто я убегаю, они подбегают ко мне, один из них без всяких слов хватает камеру.
- Стоп, камеру не трогать, она слишком дорогая, в случае чего не расплатишься. В чём дело?
- Что ты снимал? Почему ты ходишь с кинокамерой? - спрашивает один из них.
- Всё понял. Я законопослушный гражданин, видимо сам того не понимая, нарушил какой-то порядок, а именно - снимал расположение воинской части. Ну что ж, я готов нести ответственность, признаю свою халатность и невнимательность к соблюдению Российского закона, готов следовать с вами к Вашему начальству. Там мы или сотрем запись, или уничтожим пленку при вас.
Один из них опять протянул руку к камере и попытался забрать её у меня.
- Нет, камеру я вам не доверю, она моя, я её сам донесу туда, куда Вы прикажете.
- Ты откуда сам? Кто ты? - спрашивает меня человек в форме, и мы делаем первые шаги в сторону Агвали, точнее в РУВД.
- Я отсюда. Я когда-то имел несчастье родиться здесь. А живу и работаю в Москве. Вы откуда сами?
- Мы тоже цумадинские.
- Что же мы тогда говорим по-русски? - и я перешел на аварский.
Мы прошагали в милицию. Вокруг - сотни работников ВД в бронежилетах, здание окружено ДЗОТами; на чердаках соседних домов, даже на крыше курятника Хасбуллы, жившего рядом с милицией, мешки с песком, за которыми с направленными на главную дорогу автоматами постоянно лежат милиционеры. При входе во двор милиции - КПП, при входе в само здание РУВД - КПП. Меня провели в кабинет в глубине коридора справа.
- Товарищ капитан! Вот гражданин, снимал военную технику, - докладывают мои спутники на русском языке.
- Проходи, садись, - спокойно говорит хозяин кабинета.
- Готов повиноваться. Забирайте кассету или давайте я при вас сотру всё, что снимал. Пока запись не попала к врагам.
- А что ты снимал?
- Базарную площадь снимал. И в прошлом году я её снимал. Ну, так получилось... Давайте при вас я включаю камеру, к чёрту стираем эту запись.
- Ну включай, - говорит хозяин кабинета.
Я перематываю пленку на самое начало, включаю "Запись" и спокойно кладу камеру на стол с закрытым объективом. В этот момент заходят двое, начинают докладывать:
- В ту ночь (ночь со 2 на 3 августа, когда в 1. 5 км от Агвали шел бой) в Кучали в одном из домов периодически включался и выключался свет. Нам об этом доложил житель поселка Кучали. Не сигнальные ли были эти мигания? Не плохо бы обыскать и проверить хозяев дома.
В этот момент я сказал:
- Не буду мешать вашим разговорам, может пойду перекурю на улице, пока камера стирает?
- Пожалуйста, идите.
Камера-то моя работает, значит записывает! Покинув кабинет, я курю у входа в РУВД и неожиданно встречаюсь с торопливо выходящим из здания РУВД начальником Зикрулой. Он на ходу протягивает мне руку, говорит:
- Я в курсе о твоем задержании. Сейчас всеми управляет зам. министра. Неплохой он человек, только я тебя прошу - не груби, объясни, всё должно быть нормально.
Он помчался куда-то и через пару минут в таком же темпе зашёл обратно. Я про себя думаю: "Может быть тот доносчик, который наблюдал за соседями в столь поздний час, САМ томился в ожидании "боевиков", сотрудничал с ними, в случае их успешного прорыва хотел присоединиться к ним? Зря органы его не арестовали до выяснения обстоятельств и причин его бессонницы". Тут я понял, что дальнейшие мои рассуждения пойдут по типу изложения Хармса, и оборвал эту мысль.
Молодые, крепкие ребята из дагестанского ОМОНа, аварцы, даргинцы, кумыки, русские. Подходит симпатичная девушка лет 20-25, разговаривает с капитаном:
- Мне передали, что лидер фундаменталистов Багаудин хочет со мной встретиться.
Тут я понял, что она и есть Эльмира Кожаева, корреспондент газеты "Молодежь Дагестана", которая встречалась и с Хаттабом, и с Н. Хачилаевым, и с Багаудином. В этот момент я слышу крики в коридоре:
- Выключай камеру, тебе говорю!
- Камера не моя, я не умею ее выключать!
- Выключайте кто ни-будь камеру! Кто велел включить камеру! Надо же было просмотреть, что там снято! Немедленно выключите камеру!
- Сам и выключай, что ты на нас кричишь!
- Ищите быстро хозяина, пусть выключит камеру!
Я быстро смотрю на часы. По времени почти всё стерто. Но еще полминуты протяну. Я вхожу в тесный коридор. У кабинета, в котором я оставил камеру, встречаю знакомого работника Малача. Спрашиваю его, мол, что за шум, что случилось? В это время подходит сам Магомед Омаров - зам. министра ВД РД.
- Сколько раз вам, болванам, я говорю заниматься своим делом! Ты что здесь делаешь?! - кричит он на Малача. - Идиоты! Ваша камера? - обращается он ко мне.
- Да, камера моя - отвечаю я, держа за руку дочку.
- Что вы снимали?
- Сейчас посмотрим, что я снимал. Да, то, что я снимал, наверное, уже стёрто. Снимал природу, речку, людей.
- А зачем снимал?
- Я каждый год приезжаю сюда в отпуск, и каждый раз снимаю одни и те же места. Вот и в этом году решил снимать.
- Ты же снимал военную технику? Говоришь о природе.
- Так она на природе и стоит, - отвечаю я в тоне Жванецкого.
- Ты из Агвали? Отведи ребенка и возвращайся, мы разберемся - для чего и для кого ты снимал расположение техники.
Мы кратчайшим путем идём домой. Я беру адаптер и возвращаюсь, Дежурный мне говорит, что М. Омаров начал совещание в кабинете начальника. Жду минут 15. Одному из проходящих офицеров говорю:
- Передайте, пожалуйста, Омарову, что хозяин кинокамеры явился, а то я боюсь, что меня за опоздание арестуют и дадут лет 15. А я давно здесь.
Тот тут же возвращается и рукой зазывает меня. Прохожу в кабинет начальника РУВД. Кабинет переполнен, негде сесть, М. Омаров сидит под огромным портретом Ф. Дзержинского на месте начальника. В кабинете полутьма - электричества видимо нет.
- Это я. Принес адаптер, чтобы просмот...
- Проходи, садись, Абдурашид. - прерывает меня Омаров и освобождает место справа от себя у окна.
- Спасибо, - я прохожу к свободному стулу и до того, как сесть, говорю - я не помешаю?
- Садись. Помню я тебя. Как ты мне тогда надоел со своими митингами в Махачкале!
- Я вас понимаю. У вас работа такая.
- Я был тогда начальником Советского РУВД Махачкалы. Забери свою камеру, - он протянул её в мою сторону и положил на стол.
- Ваш подчиненный, шеф угрозыска, нынешний министр ВД Дагестана - ведь приезжал за мной в Москву. Так что вы сделали все, чтобы меня упрятать, а я сделал все, чтобы не попасть в ваши руки. Вы и судили меня в августе 1988 или 1989 года. Помешали "Московские новости".
- Ладно, не будем об этом. Что же получилось-то? Вот она, хваленная тобой демократия!
- Согласен. Но демократы тут причем? Власть у вас. Правите балом вы, коммунисты. Разве в руководстве Дагестана произошли какие-то изменения? Вы можете оглянуться и посмотреть на портрет за вашей спиной - вот в чем причина. Для вас и сегодня Дзержинский - символ правопорядка.
- Давай о твоем районе говорить. Как вы допустили такое? Район на грани войны.
- Оружие распространяли с 1990-91 годов вы, работники МВД и КГБ. Вы закрывали глаза на то, как вооружались полукриминальные силы в республике, создавая бандформирования по национальным признакам. Антироссийские митинги в Махачкале в начале 90-х проходили с попустительства МВД и КГБ республики. На одном из таких митингов участники абхазской войны во главе с Ю. Шанибовым, открыто призывали дагестанцев готовиться к войне с Россией. Что же касается нашего района - это не ко мне, - наклонившись, я посмотрел направо и нашел начальника Цумадинского РУВД и указал на него - это к нему вопрос. Я не имею к этому району никакого отношения, кроме пребывания во время летнего отпуска.
- Я о "ваххабитах", которые заполонили район. У нас в Мекеги, откуда я родом, лет 8-10 тому назад появились два бородача. Так мы с Гамидом (бывший министр финансов Дагестана, взорванный террористами) поехали в своё село, собрали джамаат у мечети, взяли этих двух бородачей и перед всем селом предупредили: "если вы будете продолжать эту идеологию, даём слово перед всем селом - мы вас спустим с верхушки в-о-о-он того минарета! " С тех пор у нас в Мекеги нет ни одного "ваххабита". Почему вы так не поступили? Правильно поступает руководство Карачаево-Черкесии, которое выдворяет всех носителей этого бреда.
- Запрет - это наиболее легкий для исполнения метод, но последствия любого запрета всегда плачевные. Государство у нас светское. Однако получилось так, что одним давали целые страницы государственных изданий, в которых они критиковали других, давали теле- и радиоэфир, а других затыкали, не давая возможности высказаться, хотя бы опровергнуть клевету, опубликованную в подконтрольной не духовенству, а правительству Дагестана прессе. Преследования и угрозы заставили Багаудина и его сторонников перебраться в Чечню. Их экстремизм был ответной мерой на полное отвержение их властью, на клевету и дискредитацию, наконец, преследования.
- Багаудина никто не преследовал, ему никто не угрожал, он публиковался в прессе, выступал по телевидению.
- Угроза быть скинутым с высоты минарета - разве это не ограничение свобод, не угроза жизни? Давайте поднимем подшивку любой республиканской газеты за любой месяц, к примеру, за 1993 или 1994 год и проанализируем - сколько антиваххабистских статей за месяц и сколько статей, авторами которых являлись бы представители Партии Исламского возрождения? Извините, здесь столько серьёзных и занятых людей, я, наверное, вас задерживаю, я пойду, с вашего позволения?
- Нет, посиди. Что сейчас, по-твоему, нужно делать? Убили нескольких работников ВД республики, мусульман, пролилась кровь. Мы это так оставим?
- Я вижу только путь переговоров. (При слове "переговоры" у многих в зале появилась усмешка.) Переговоров с Багаудином. Он никого не убивал. Он учёный. Только поиск компромисса может удержать нас от гражданской войны. Переговоры даже с дьяволом предпочтительнее, чем бросать в пожар войны молодых ребят.
- Да мы их всех до единого прикончим! Какие переговоры?!
- Вот у вас здесь сотни крепких ребят, которые прикомандированы в Цумада. Среди них хоть один есть такой, что не жалко было бы его потерять? Уничтожение тех не обойдется без жертв для вас. Ради сохранения жизни вашим работникам, дагестанцам надо думать о бескровном урегулировании этого конфликта.
- Мы знаем, по каким селениям они расположились, знаем, кто и где сейчас выжидательно осели, и мы не оставим ни одного "ваххабита" в Дагестане! Что же ты не поговоришь со своим другом Багаудином - может, ты его убедишь?
- Для этого нужны какие-то полномочия, с чем я пойду к нему, кто я такой?
- Какие полномочия тебе нужны? Езжай и всё. Он же тебя знает?
- Чем я могу ему ответить на какие-то социальные требования, политические требования?
- Требований у него не может быть, он - никто! (Еще одна правда из уст высокопоставленного чиновника. Вот она, политика власти к религиозным инакомыслящим! Вот где корни конфликта! И это не сегодняшняя позиция, а начиная с 1990-91 гг.)
- Вот и начнётся 1929 год. Точнее 1918 год. Вредными и ненужными Дагестану окажутся сотни и тысячи людей. Только по признаку бороды. По инакомыслию.
Тут седоволосый молодой человек (лет под сорок) сказал:
- А что, до 1929 года всё хорошо было у нас, да?
- Да, готовились эшелоны раскулаченных, готовились процессы против врагов народа. Всё было прекрасно!
- А до 1917 года всё было нормально?
- Возьмите статистику 1913 года. Потребительская корзина рабочего Путиловского завода была неподъёмной по сравнению с корзиной советского рабочего в годы процветания социализма. По темпам развития не было у России равных в мире.
- По-твоему, революция испортила всё, да?
- Вы до сих пор сомневаетесь? Вот потому-то мы топчемся и на месте.
- Ты поедешь завтра к Багаудину? - спросил Омаров.
- Я подумаю.
- Если решишь поехать, ты нам сообщи.
- Исход любой войны, любого конфликта, каким бы ожесточенным он не был, это - неизбежный мир. Нельзя допускать гражданскую войну в республике, нельзя допускать крупномасштабные военные действия на Кавказе. Мне хочется мудрых действий, а не решительных. Мы не настолько богаты, чтобы допустить на нашу землю войну. С вашего позволения я покину вас.
- Завтра свяжись с нами, - сказал Омаров, пожал мне руку, и я вышел из кабинета.
На следующий день я встретился с имамом Агвалинской мечети Саид-Хусеном, который мне посоветовал не ехать на переговоры. Объяснил он это так:
- Вчера я был у Багаудина. Он готов на переговоры, но с условием, что М. Омаров гарантирует ему эфир на республиканском телевидении. Он готов на любые дебаты с участием любого государственного или религиозного деятеля республики. После этого - переговоры с представителями власти. Он тебе то же самое и скажет. К тому же я особо хочу подчеркнуть, что на обратном пути нашу машину обстрелял милицейский пост. Я ведь поехал туда по поручению Омарова! Еле вышли из этой ситуации. Тебя на обратном пути или там же, у мятежников, могут прикончить и вину свалить на других. Объективное мнение на эту проблему им (власти - авт. ) не нужен. Я категорически против твоей поездки к Багаудину.

Ситуация в Дагестане накануне вторжения

В июне 1999 года в Ботлихском районе собираются активисты религиозной общины бывшего Андийского округа (Цумадинского, Ботлихского и Ахвахского районов). Присутствуют гости из Ичкерии. Недовольство криминальным режимом не выражают лишь умалишенные. Чеченские гости видимо сделали свои выводы - у них ведь в этом плане все в порядке. Возможно, некоторые представители джамаата этих трёх районов и были готовы на согласованные действия фундаменталистов Ичкерии и Дагестана для смены режима в республике. Вскоре после этих встреч в районе появляются листовки с призывами установить справедливость в республике путем обращения к Исламу.
С 1993-94 гг. в Дагестане продолжается серия террористических актов, направленных против местного руководства. Счёт покушениям на мэра Махачкалы Саида Амирова потерян даже органами МВД. Красной нитью в предвыборном марафоне мэра Махачкалы проходила борьба с коррупцией и преступностью. Однако эта борьба ограничилась несколькими поездками генерала Колесникова в Дагестан и небольшим шумом вокруг нескольких фамилий. О поездках Колесникова говорили, что одни кланы "заказали" других, мол, идёт зачистка верхушки от зарвавшихся, неуправляемых коллег по "руководству экономикой республики".
Возможная смена режима в республике для Москвы становится чуть ли не синонимом выхода Дагестана из состава РФ. Возможно, руководство республики само убеждает Кремль в этом.
В начале 90-х годов коммунистическое руководство Дагестана (оно и сегодня правит балом) постепенно готовило общественное мнение к возможному выходу из состава РФ. Это на тот случай, если демократическая Россия начнёт крутые меры по проведению экономических и политических реформ в республике. После путча 1991 и последующего распада СССР ещё почти год над зданием ВС и Совета Министров Дагестана веял серпасто-молоткастый красный флаг несуществующего государства. Его меняли, обновляли. Как-то его скинули и водрузили российский триколор - не долго удержался. Дагестан стал излюбленным местом встреч с избирателями для Макашова, С. Умалатовой, Г. Зюганова и др. Правительственная пресса Дагестана в начале 1990-х годов вела откровенную антиправительственную политику по отношению к федеральному правительству, особенно в области рыночной экономики и внешней политики. Однако Москву вполне устроило старое перекрасившееся руководство. На фоне мятежной Ичкерии Москва одарила республику кредитами и льготами. "Воруйте, хапайте, прихватизируйте что хотите, но в составе РФ! " В российских СМИ Дагестана будто и нет в составе РФ. Говорят о Башкортостане, о Татарстане, Якутии, Приморском крае, но не о Дагестане. В то же время, Дагестан не менее тёмная дыра в российской экономике, чем Ичкерия.
Власть в республике окончательно трансформировалась в бандократию.
Уже в начале 90-х годов каждый высокий чиновник в республике имел свои вооруженные формирования, свои "карманные" национальные движения. Любая попытка кадровых изменений в республике преподносилась как национальная катастрофа для определенного народа. Наглядным примером служит попытка освобождения от занимаемой должности министра ВД республики Магомеда Абдуразакова в 1991 году. К началу сессии ВС РД, которая должна была рассматривать вопрос о ситуации с преступностью, аварское национальное движение начало организовывать перед Домом Правительства акции протеста и митинги под лозунгом "наших обижают! " Для этой акции в Хасавюрте был захвачен госавтотранспорт, в том числе и пассажирский, и колоннами пригнан на площадь Ленина. Организаторы акции беспрепятственно прошли в здание ВС ДАССР и на съезде народных депутатов, выйдя на трибуну, поставили ультимативное требование депутатам и руководителю Верховного Совета Дагестана М-А. Магомедову: первым заместителем председателя ВС Дагестана избрать М. Алиева, бывшего секретаря ОК КПСС, хоть и поддержавшего ГКЧП, но аварца, а на должности министра ВД ДАССР оставить М. Абдуразакова, тоже аварца. Подобная позиция так называемых национальных движений полностью блокировала демократические преобразования.
Очаг напряженности, локализовавшийся в селах Карамахи и Чабанмахи, к лету 1999 года таковым почти не являлся. Этот анклав местного населения жил своей жизнью и не вмешивался в общественно-политические процессы в республике. Они изолировались от бандократии и не требовали от государства ни пособий, ни пенсий. Они организовали у себя центр по реабилитации наркоманов, об успехе которого писали в республиканской прессе. Руководитель администрации Буйнакского района публично признал, что последние два года преступность в этих селах свелась к нулю. Это потом, после "операции по ликвидации" стали приписывать им и убийство прокурора, и убийство руководителя администрации. Причём бездоказательно, общими фразами.
Эта община проводила колоссальную работу в республике по примирению сторонников традиционного Ислама и "ваххабитов". Были там и радикалы, однако превалировала умеренность. В сельском медресе любой желающий дагестанец мог получить знания об Исламе. Физическая, боевая подготовка входила в программу обучения как элемент общего развития. (Да и на фоне всеобщей криминализации республики, где у каждого чиновника свои бандформирования, не иметь оружие становится глупостью). За последние два-три года с общиной встречались как представители местной власти, так и гости Москвы. Министр ВД РФ Сергей Степашин после встречи с ними, с улыбкой на лице сказал:"Нормальные ребята! ". Руководитель Совета Безопасности РД Герой России Магомед Толбоев неоднократно посещал эту общину. ("Дайте мне истребитель, я сам хочу заняться решением этой проблемы! " - скажет он в эфире "Эхо Москвы" позже).
"Никогда ещё в Дагестане размах воровства государственных и общественных средств не достигал таких размеров, как сегодня... Никогда разрыв между богатыми и бедными не достигал таких размеров, как сегодня... Я вижу только одну законную судебную инстанцию - Шариатскую" - писал Н. Хачилаев.
Когда начались события в Цумада и в Ботлихе, руководитель общины карамахинцев отмежевался от радикального крыла исламистов, вторгшихся в Цумада, осудил это вторжение и сказал, что они нарушили два основополагающих принципа Шариата. О поддержке не было и речи.
Начиная с апреля-мая 1999 года от имени имамов мечетей, руководителей джамаата различных сел и районов Дагестана Шамиль Басаев получал письма, в которых дагестанцы просили поддержки в борьбе с коррумпированным руководством. Возможно, авторами этих писем были вовсе не имамы и не представители джамаата...
С июня 1999 года в некоторые села Цумадинского и Ботлихского районов приходили представители дагестанских исламских радикалов из Ичкерии с просьбой поддержать в предстоящем вторжении исламистов. Почти везде им отвечали: "Вы начинайте не с нас, начните где-нибудь в другом месте, а нас оставьте в покое" или: "Власть не здесь, в горных аулах. Начните с Махачкалы, тогда вас поддержат все".
Накануне вторжения Хаттаб встретился с Надиром Хачилаевым. Просил поддержку в Новолакском направлении, на что Надир ответил: "Вы можете пройти через Новолакский район только через трупы моих людей. Будем сражаться до последнего! ", и был вынужден уйти из Чечни. Басаев обвинил Хачилаева, депутата Госдумы РФ, находящегося в федеральном розыске и скрывающегося от правосудия на территории Чечни, в нежелании оказать помощь "братьям по оружию в трудной ситуации" и рекомендовал ему начать боевые действия с федеральными войсками, находящимися в РД, либо немедленно покинуть Чечню.
Что же касается Ботлихского района - он отличался особо дружескими отношениями с Ичкерией. Родственные связи прямо-таки интегрировали Ботлих и приграничные чеченские районы. В прошлую войну более 12 тыс. чеченцев нашли приют в Ботлихе, в том числе и родственники некоторых полевых командиров. Не было семей, которые не приняли бы беженцев из Ичкерии. У некоторых гостило по 15-20 человек. Росло и взаимовыгодное экономическое сотрудничество - чеченцы по воскресеньям на ботлихский рынок привозили стройматериалы и топливо, которые можно было приобрести намного дешевле, чем по рыночной цене, установившейся по Дагестану. Кстати, о готовящемся вторжении на Ботлих первыми предупреждали своих партнёров именно торговцы. Как и все другие, этот источник информации остался без соответствующей оценки властями.
В то же время, чувствуя неизбежность кровопролития, некоторые представители власти в Дагестане весной 1999 г. пытались вступить в контакт с амиром Багаудином и с Хачилаевым, вынужденным прятаться от розыска после лишения депутатского иммунитета Госдумой РФ. Гарантировалась неприкосновенность, предлагалось вернуться в Дагестан. Однако их обманывали так часто, что доверять очередной раз было равносильно самоубийству. Во время майских событий 1997 года в Махачкале и Председатель Госсовета РД Магомед-Али Магомедов, и министр ВД РФ публично гарантировали Хачилаеву прекращение уголовного дела по захвату Дома Правительства РД.

Мнения жителей районов вторжения.

Нас посетила родственница, сын которой служит в ОМОНе. Завязывается беседа на тему дня.
- Эти "ваххабиты" ничего общего с исламом не имеют, чего с ними церемониться! Будут они нас учит, как нам жить! Будто мы не мусульмане.
- Не совсем так. Они мусульмане.
- Какие же они мусульмане, если они утверждают, что сын может на родной матери жениться?!
- Если даже они так утверждают, это не повод, чтобы драться. Просто не выходить замуж за собственных сыновей и все! Не надо морду бить друг другу. Но они не могут это утверждать. Ислам запрещает родственный брак ближе, чем с двоюродным братом или сестрой.
- Как же они не утверждают так, ведь все об этом говорят!
- Ты отрицаешь то, что иногда большинство оказывается обманутым, дезориентированным? Не может быть мусульманином человек, проповедующий такие принципы. Точно так же, как человек, причастный к изготовлению и распространению наркотиков, к похищению человека с целью получить выкуп. "Ваххабит" ли торгует наркотиками или атеист, "тарикатист" ли похищает людей или просто "авторитет" - не это главное. Совершивший преступление должен быть наказан. Лучше по законам Шариата, а Шариат предписывает им независимо от взглядов, смертную казнь. Самое грозное оружие ученого исламиста, проповедника - СЛОВО. Иногда оно оказывается сильнее любого современного оружия. Однако, не послушав ни одного так называемого "ваххабита", говорить о них всё, что угодно - нехорошо.
- Разве не убивать вышли на днях ваши цумадинские "ваххабиты" ? Чего им надо?
- Как мне объяснили, они хотели призвать цумадинцев к соблюдению принципов Ислама. Женщинам не ходить полуголыми, мужчинам не потреблять алкоголь, не воровать, жить по принципам Ислама, поскольку мы хотим себя считать мусульманами. Лично я не против этих принципов. Но то, как они хотели реализовать это, меня, так же как и тебя, не устраивает. И об этом я им в глаза сказал. А тебе я советую - забери сына из ОМОНа, без хлеба он не останется. Время такое, что может произойти самое неожиданное.
- Как же получается - мы не должны отвечать тем, кто к нам с оружием пришел?
- "Мы" - это кто? Я, ты, наши дети?
- Да.
- Тогда мы не должны им отвечать. Нет более сильной угрозы для российского общества, чем правительство в Кремле. Президент и его окружение - вот главный дестабилизирующий фактор. Почему нас подставляют? Это кому-то надо. Кому-то нужна наша кровь. Не "ваххабитам", а определённым силам в Москве.
- "Ваххабиты" имели возможность пропагандировать.
- В республике клеветы на них больше, чем их идей. Если бы они могли вести нормальную просветительскую работу, ты бы не говорила, что они разрешают матери выходить замуж за собственного сына. Это мощная клеветническая кампания, развернутая руководством республики при поддержке официального духовенства и средств массовой информации. То, что и в Махачкале, и в Кизляре, и в далеком горном Тлондода все слухи один к одному совпадают, лишнее доказательство централизованного "изготовления" и организованного распространения этих слухов. Из этой же серии - что умерших они спихивают в яму и, как скотину, засыпают землёй. Что молиться они разрешают без предварительного омовения. Хотелось бы знать, сколько "ваххабитов" за год обвинены и судимы за кражу, продажу наркотиков, за убийство, за изнасилование, т. е. знать долю преступности в республике, которая приходится на "ваххабитов", а не просто на носителей бороды. Я знаю только одно одно преступление с 1990 по 1999 гг, в котором можно обвинить "ваххабитов". Это посягательство на сложившиеся морально-нравственные устои в Дагестане, а они не самые идеальные, особенно если начать с площади Ленина в Махачкале; попытка правдивым словом разрушить воздушный замок общественного устройства республики. Для режима, где правит криминал, где нравственность на заднем плане, а слово Аллаха лишь косметическое прикрытие - это преступление из разряда тягчайших. Все эти противоречия можно было решить мирным путем, но дискуссии не хочет ни руководство республики, ни официальное духовенство. Психологический пример могу привести в виде ситуационной задачи. Вот в семье двое сыновей. Один любимчик семьи, другой - виновник, на которого валят все плохое. Его наказывают и без вины. Часто он страдает и от чужих грехов. Объясниться тоже ему не дают. Но он терпит. Долго ли он будет терпеть?
- Нет, не долго.
- Правильно. Или он в самом деле станет плохим или покинет свой очаг. То же самое случилось и с "ваххабитами". Их загнали в Дагестане. Всё плохое от них! Руководство вместо того, чтобы бороться с нарушением закона , борется с "ваххабитами". Сколько было покушений на Амирова? Сколько жизней унёс взрыв на ул. Пархоменко? Убийство прекрасного врача, депутата М. Сулейманова, Б. Гаджиева, десятков других известных и порядочных людей. Начиная с 1990 года, правоохранительные органы закрывали глаза на рэкет, грабежи, хищения людей, наркоторговлю. Зверское характеру исполнения и кощунственное по месту и времени было убийство муфтия республики. Яростнее всех против "ваххабитов" выступают алкоголики, воры, насильники, люди, зачастую незнающие пути к мечети. Один дагестанец, называющий себя "высокопрофессиональным журналистом", задал вопрос Н. Хачилаеву, когда тот говорил о необходимости борьбы с наркоманией и проституцией: "если кто-то сам хочет быть проституткой, почему мы должны это запрещать? ". Этот либеральный журналист собственную глупость тиражирует! Многие из них уже проникают во власть. Они же могут и в мечеть ходить, считая себя в пятницу на время молитвы мусульманами. Если исламисты начнут легально руководить духовной жизнью в республике, этот комфорт кончится.
Периодически над садом в местечке Инха, где мы сидим у моего тестя, пролетают военные вертолеты. Местная милиция усилена дополнительными частями МВД республики. Но военной техники, БМП с БТРами в самом Ботлихе не видно. Беседа наша, начавшаяся достаточно агрессивно, завершилась на мирных тонах.
Тесть мой, Батал Саадулаев - бывший работник Ботлихского РК КП СС, по прозвищу "железный комиссар". Прозвище он получил из-за того, что никогда не переступал закон и не брал взяток, был предан принципам. В перестроечные годы он ощущал себя обманутым. Вдвойне переживал он предательство Ельциным идей демократии начиная с 1993-94 гг. Если вначале он, затаив дыхание, слушал его выступления, то в последние годы дома уже боялись, что он может вдребезги разбить телевизор вместе с изображением Е. Б. Н. Разочарование и крах не единиц отчаявшихся, а жителей крупнейшей и богатейшей в мире страны. В кого верить? На кого надеяться? Ответ один - на Аллаха. "Мне стыдно ходить в мечеть после стольких лет работы в этой организации. Если и пойду в пятницу, осилив внутреннее сопротивление, я стараюсь быть незамеченным в толпе" - говорил он мне, хотя он никогда не был атеистом.
Вечером 6 августа мы в гостях у родных. Все ботлихцы выражают сочувствие в связи со случившимся 2 августа в Цумада. Родственники рекомендуют нам покинуть эти места и вернуться в Москву. И из Ботлиха некоторые начинают выезжать. В каждом доме только и говорят о вторжении боевиков в Цумада и предстоящем в Ботлих. Тут я узнаю, что согласно официальным СМИ РД, один из командующих у Хаттаба является Магомед Тагаев, родом из Ботлихского района. Я знал, что амир Багаудин и его приближенные близко не допускали Магомеда Тагаева, считали его далеким от Ислама и даже человеком, дискредитирующим Ислам. Позже я узнал, что и к Хаттабу М. Тагаев не имел никакого отношения, Хаттаб не подпускал его к себе. Прочитав книгу Магомеда Тагаева "Наша борьба... " я понял, что он не только далек от Ислама, но и душевно больной человек. Возможно, психические изменения, озлобленность у "идеолога национально-освободительной борьбы горцев" появились в на зоне, он ведь был политзаключенным. Появление книги "Наша борьба.. ", сеющей межнациональную рознь, призывающей к насилию над человеком само по себе было причиной для возбуждения уголовного дела. Странно, что Шариатский суд в Чечне прошёл мимо этого, ведь содержание книги антиисламское. Идеологии книги - это среднее между коммунобольшевизмом и фашизмом. По нескольким каналам ТВ, процитировав М. Тагаева, приписали его идеи чуть ли не всем дагестанцам и чеченцам (не "он", а "ОНИ" так думают! - было сказано комментатором ТВ6).
Утром мы выезжаем в Агвали. Завтра у тлондодинцев праздник - день села, ради чего мы и задержались. Военная техника перегруппировывается, часть отправилась в сторону Эчеда, другая в сторону с. Гигатли. Но и в райцентре достаточно солдат и техники. У входа в администрацию вооруженная охрана, идут слухи, что всех больных из районной больницы выписывают домой. Это для предотвращения захвата больницы боевиками. Авиация наносит ракетно-бомбовые удары по местам вероятного расположения мятежников. Санитарный вертолет ежедневно совершает рейсы над с. Тлондода и увозит раненых. К вечеру мы поднимаемся в Тлондода.

День села

Утро в Тлондода туманное. Видимость не более 10 метров. На зелёной площадке в центре села идет забой скота, привезённого накануне с приморья. Горы мяса, фруктов, хлеба, сладостей. Мужчины разделывают мясо, женщины моют у водосборника внутренности. Чуть дальше от места разделки мяса разведены несколько костров, на огне огромные котлы, в которых будут варить внутренности - печень, легкие, сердце, почки, желудки. Всё это будет разделано по долям, и каждый получит свою долю вместе со свежим мясом, сладостями, фруктами и др. До обеденной молитвы все сельчане должны собраться на зеленой площади и сесть вокруг центра. Несколько молодых ребят пройдут по кругу, раздавая всё, что горой лежит в центре площадки. С появлением солнца погода разгулялась, и день выдался достаточно жарким. Несколько раз над собравшимися кружил военный вертолет. Санитарный же только и летит в Агвали и обратно. В полдень был слышен мощный грохот со стороны верховья Андийского Койсу, где располагался лагерь боевиков - самолеты нанесли более 10 бомбовых ударов. Впечатление такое, что гора с горою сталкивается и рушится. Мы уже знаем, что группа боевиков во главе с Басаевым и Хаттабом заняли несколько населенных пунктов в Ботлихском районе. Другой информации нет. Я на несколько минут покинул площадь и побежал домой на край села за аккумулятором к кинокамере. В это время из с. Хуштада слышу объявление в мегафон: "Всем мужчинам села собраться у помещения администрации". Вернувшись, я узнаю, что в Агвали намечен митинг и на этот митинг ждут представителей из каждого села. В нашем селе праздник. Никто из Тлондода участия на митинге не принимает. Получив по 4-5 кг свежего мяса на душу (а нас, Саидовых там было 7 душ), по 2-3 кг сладостей, фруктов и хлеба, все собираются на обеденную молитву в мечеть. Целая колонна мужчин направляется к мечети. В передних рядах в колонне братья Шамиловы, один из которых ростом в 2 м 14 см. Старушки с сожаленьем смотрят на такое количество собравшихся и со слезами на глазах говорят: "Какая красота! Какие мы, оказывается, богатые, столько молодежи, столько народу! Только жаль, что через пару дней село опустеет, останутся одни старики и инвалиды". Вот такая демография - вне села 90% трудоспособного населения. В Ростовской и Ярославской областях, в Выборге с Питером, в Москве и на Дальнем Востоке - по всей России.

После молитвы имам мечети просит всех собраться в здании киноклуба, который последние 10-15 лет пустовал, но в этом году администратор села решил там организовать спортзал. С утра, когда шел забой скота и разделка мяса, в этом зале организовали небольшое соревнование. Один за другим выходят молодые ребята и устраивают борцовские схватки. Судил встречи борцов мой троюродный брат, в прошлом спортсмен-фанат, ныне охотник и снайпер Гитинов Идрис, проживающий в Махачкале. Он же отец двух сыновей, тоже борцов. Один из них, Арсен в 20 лет стал чемпионом мира (С-Петрбург). А руководитель администрации поделился со мной с планами на будущее.
- Вы все, кто проживает вне села, можете в следующем году своих детей спокойно послать в село. Я планирую организовать здесь летнюю спортивную школу. Найму тренера по вольной борьбе, село будет обеспечивать их едой. Будет повар, будет педагог, будет медперсонал. Хочу в этом году окончить строительство бассейна. В пустующем помещении бывшего магазина (магазина в селе нет) будет общежитие, хотя они будут находиться здесь летом, - заготовим дрова и будем топить, ведь равнинным детям непривычен горный вечерний холод. Так они и языку выучатся, будут экскурсии на природу, будут дни помощи в уборке урожая, сенокоса - пусть знают по чём хлеб. Обо всем есть договоренность с администрацией района. Средства найдём. Кому надо изучать иностранные языки - английский и арабский, - пожалуйста. Кому надо получить познания в области религии, - пожалуйста. Кто на месяц приедет, кто на три - никаких проблем! Только посылайте детей. Не будет детей, - не будет и спортивного лагеря. Помогите мне. Не теряйте корней.
Я слушаю руководителя администрации и периодически горы содрогают взрывы. Гибнут люди.
В клубе собрались все. На трибуне руководитель администрации Магомед Идрисов, имам мечети Шамсулвара Газимагомедов, представитель сельского джамаата Газидибир Магомедов, сын имама мечети Шахрурамазан, (один из грамотных ученых исламистов в республике, проживающий в г. Кизилюрте и обвиняемый всеми в "ваххабизме") и я. В своём выступлении администратор, среди прочего, сказал:
Если мы хотим вооружиться, - нет проблем. Начальник милиции и руководитель администрации района готовы предоставить нам оружие. Но на этот вопрос мы должны ответ найти в этом зале. Как собрание решит, так и будет.
Имам начал выступление с короткой молитвы и благодарности всем приехавшим. Затем он продолжил:
- Я полностью поддерживаю главу администрации Магомеда Идрисова. Моя основная задача заключается в том, чтобы не допустить вас на неправедный путь, уберечь вас от греховного, наставлять вас на богоугодное дело. Для этого нам не нужно ничего придумывать, слава Аллаху, каждый наш шаг, каждое наше действие и поступок имеют мерило в Коране и в высказываниях Пророка. Нам только остается исполнять. Тогда шайтан покинет нас, и мы придем к спокойной жизни.
Администратор попросил задавать вопросы, ставить на обсуждение любые проблемы. Тишина.
- Вы хотите показать, что ни у духовенства, ни у джамаата нет никаких проблем, разночтений? - спросил глава администрации.
- На пятничную молитву мы ходили к Ботлихскому имаму Ахмадудину. Мы договорились после пятничной молитвы совершать обеденную молитву, но имам её не совершает. Мы не согласны с этим, - сказал Алидибир, бывший педагог и сильнейший в селе шахматист.
Надо пояснить, что это одна из острых проблем, стоящих в основе противостояния "ваххабитов" и традиционалистов. Я не ученый исламист, но знаю одно, - во всём мусульманском мире после пятничной молитвы одна из пяти молитв - обеденная молитва пропускается. Я был на пятничной молитве в центральной мечети Аммана, Багдада, Хельсинки, Мекки, в мечетях при посольствах мусульманских стран в Москве. Нигде вторая по счёту, обеденная молитва в пятницу не совершалась. Ни у кого не возникает и вопросов. Однако в Дагестане традиционалисты эту молитву считают обязательной. Каждый из них начинает обосновывать свою правоту. Тех, кто придерживается общепринятых, мировых принципов, называют "ваххабитами". По этой и некоторым другим причинам и имама Шамсулвару причислили к "ваххабитам". В Агвалинской мечети, если кто-то после пятничной молитвы покидает мечеть, не совершив обеденную, его провожают осуждающим взглядом и шепчут друг другу: "Вот, видишь, "ваххабит" пошел! " Не замечают запах водочного перегара рядом сидящего и готового совершить не только обеденную, но и праздничную молитву. Для них не это главное. Главное выполнять Госзаказ. В большинстве своем, - не осознавая сути. Десятки других разногласий у этих религиозных течений аналогичного порядка, яйца выеденного не стоящих. А кровь все же пролилась. Имам отвечает:
- Я ещё раз повторяю - для меня мерилом действия или высказывания является не то, как это делает или говорит кто-то в Ботлихе или в Буйнакске. Я это делаю на основании бесспорных для меня признаков того, что эту молитву в пятницу не нужно совершать. Поступать иначе, значит, идти против принципов Ислама. Я повторяю перед всеми еще раз, - если у Вас всех присутствующих или у части из вас есть сомнения по этому вопросу, перед Всевышним Аллахом я грех за пропущенную вами молитву беру на себя. Пусть Аллах меня покарает за это. Если кого и такой ответ не устраивает, - пожалуйста, оставайтесь в мечети, пусть кто-нибудь возглавит эту молитву, молитесь. Но делать этого не нужно.
- А мы хотим, чтобы ты возглавлял эту молитву, как имам!
Тут начался галдеж. То тут, то там начали с места выкрикивать упреки, несогласие, обвинения. Ситуация начала накаляться. Сын имама Шахрурамазан прервал шум и сказал достаточно нервозно:
- В таком случае, уважаемые, я предлагаю вам найти имама для села. Я Шамсулваре не позволю работать в такой обстановке. Отныне он не будет вами руководить. Ставьте Алидибира или Исрапила, изберите кого хотите, молитесь как хотите, но мне этот разговор неприятен. Неприятен потому, что учителями и учёными здесь выступают люди далекие от науки Ислама. До того, как говорить о второстепенных вопросах, тем, кто их ставит, следовало бы знать, что после приёма алкоголя в течение 40 дней не засчитывается ни одна молитва. За сорок дней это 200 обязательных для мусульманина молитв. Тебе бы, Алидибир, и некоторым блюстителям норм Ислама об этом задуматься надо, если Вы печётесь о чистоте Ислама и беспрекословном соблюдении норм Шариата.
И в этом зале какая-то группа из 5-6 человек начинает "мутить воду" и пытается превратить это собрание в скандал. Опять же, не столько для того, чтобы сместить или опорочить имама, сколько ослабить администратора и развалить организационную работу вообще. В зале нет бывшего имама, преподавателя английского языка в школе, основного доверенного лица бывшего главы администрации села, проигравшего последние выборы. А бывшего администратора и в селе нет. Но есть "его" люди. Сам бывший тоже неплохой человек, добрый, молчаливый, грубого слова никому не скажет, однако инертность характера видимо помешала руководить селом. Работа в селе шла самотёком. Родственные связи здесь ставятся на первое место. Некоторые не хотят видеть никаких положительных дел, никаких инициатив у "чужого". Им нужнее "свой". Вот она, проклятая веточка большой политики, тянущейся из Кремля до самих до окраин. "Демократия". Но в этом году все приезжие заметили одно - село преобразилось. Пусть сделано мало, но и это малое настолько украсило село, что восхищаешься чистотой улочек, площади в центре села, газоном с саженцами декоративных кустов вокруг.
Планировкой с. Тлондода восхищались русские ученые-востоковеды еще в ХIХ веке. Они отмечали одну особенность села, отличавшую его от многих других горных селений. В центре села большая площадь. Одна половина этой площади зелёная, другая, по которой идет движение скота - без зелени. Разделяют эти части площади Къулга - домик с источником воды, куда за водой ходит всё село. Жилые дома расположены компактно вокруг этой площади. На западном краю села у каждого жителя специальные сооружения, где они складывают сено и солому на втором этаже, а на первом держат скот. С санитарно-гигиенической точки зрения это очень хорошо и удобно, ибо во многих селах жилой дом строят вместе с местом для скота - на первом этаже для скота, на втором - жилые помещения. Запаха, грязи, миграции грызунов из коровника в жилое помещение, наличия легковоспламеняющихся сена и соломы вблизи жилого дома и прочих неудобств тлондодинцы лишены.
Но вернемся в зал. Спор приобретает навязчивый характер. Несколько человек пытаются зациклить внимание всех на вопросе об обеденной молитве в пятницу. Тут я вступил в спор и задал вопрос аудитории:
- Имам мечети вполне конкретно и ясно ответил на этот вопрос. Думаю, желающие слышать и понять уяснили для себя этот вопрос. Такой бесконечный спор, похоже, является провокацией, а поднимающие эту проблему, уже решённую, желают лишь скандала. Им нужен конфликт и ничего больше. Кто с этим согласен - прошу поднять руку.
Поднялся лес рук с возгласами: "Правильно! Согласны! "
- Алидибир, ты и твои малочисленные единомышленники, выходит, провокаторы? Как ты сам видел, большинство присутствующих согласились с этим мнением и не желают без конца толочь воду в стакане. На этот вопрос дан исчерпывающий ответ. (Так и хотелось добавить, что более конкретный ответ вам дадут в ФСБ).
Разговор перешел на конструктивный лад. Ряд выступивших отметил бессмысленность конфронтации по религиозным вопросам, указав на необходимость заниматься общими для всех проблемами организации сельского хозяйства. Выступили Шахрурамазан Газимагомедов, махачкалинец Гаджимагомед Махмудов. Последний призвал к мирному решению всех существующих разногласий исключительно на уровне ученых. "Все не могут быть учеными, это естественно. Но все должны ориентироваться на ученых, прислушиваться и принимать их как советников, обладающих большими знаниями в Исламе, чем все остальные. Сегодня, по признанию большинства в селе, таковым является имам мечети Шамсулвара. Это мнение не только тлондодинцев, но и немалого количества ученых исламистов всего Дагестана. Нельзя человека называть ваххабитом, ибо Ваххаб - это одно из имен Великого Аллаха. Вы меня называете Ваххабом. Я не Аллах, это большой грех, называть человека Аллахом" - сказал он. Дали и мне слово.
- Не бывает ни президентов, ни царей, ни вождей, с которыми были бы согласны исключительно все подчиненные. Это естественно. Но есть генеральная линия, выражающая интересы здорового большинства - здравый смысл, оптимальная середина, компромисс, консенсус - называйте, как хотите. Наша задача найти этот компромисс, привести село к согласию и миру. Что же касается нынешней ситуации, могу сказать одно - это кому-то нужно, чтобы у нас пролилась кровь. Идет большая политическая игра. Мы же в этой игре лишь куклы. Вы все помните, как в те времена, когда даже шёпотом нельзя было говорить о партии, о власти, я публично громил как мог и власть, и эту преступную партию. Точно так же хочу вам сказать, - сегодня в Москве сидят и потирают руки десятки генералов, которым хочется на Кавказ. На танках.
Вот-вот начнется не мелкая операция по обезвреживанию вторгшихся в Дагестан сотен "боевиков", как мы их называем. Начнётся большая война по уничтожению самобытности и независимости республики Ичкерия. Роль и место Дагестана в этих планах Москвы зависит от многих факторов. Однако, так или иначе, даже при самом благополучном для нас исходе, мы пострадаем. Над страной нависают 1930-е годы. Грядут массовые репрессии, гонения. Потому мой вам совет - не вмешиваться в этот конфликт, занять нейтральную позицию. Нечего делать в нашем селе и "боевикам", тем более нечего делать здесь и войскам. Пусть Аллах покарает тех, кто сошел с его пути, и покровительствует тем, кто верен ему! Аллаху Акбар! Мы не судьи. Оружие нам не нужно. Возьмёте оружие - и вы станете зависимыми от того, кто вам вручил оружие. Но мы не собаки. Мы не хотим выполнять ничьё задание. Нас не трогайте! - вот главный лозунг. Возьмём оружие, - село разделится на два фронта. Это гражданская война. Ещё один совет и просьба, - все хозяйственные и административные вопросы села решайте на уровне главы администрации села, не перепрыгивая его, без поисков "советников" вне села. Все религиозные вопросы решайте на уровне имама мечети, без консультаций в ФСБ или в других инстанциях. Вот они оба сидят перед вами. И самую горькую правду скажите им в глаза. И в том, и в другом случае бывают ситуации, когда нужно какое-то воздействие на администратора или имама мечети. Это воздействие лучше находить на подобном сельском сходе. Не думаю, что кто-то нам поможет на стороне больше, чем мы сами, тлондодинцы. Вассалам. Вакалам.
Выступивший после меня Шахрурамазан подробно, на основании Священного Корана и бесспорных высказываний Пророка (мир ему) обосновал свои принципы в религии, в том числе опять осветил проблему пятничной молитвы. Это было его первое публичное выступление в родном селе, откуда он уехал совсем молодым, продолжал усовершенствование в религии у различных учёных Дагестана, в том числе и у учёных тариката, и путем самообразования. Владея арабским языком, имея великолепную память и рациональное мышление, ему удалось поднять свои знания на мировой уровень. С ним произошло то же самое, что происходит с одаренными музыкантами, композиторами, - сам того не замечая, из ряда учеников он вышел таким, что своим учителям впору стать учениками вчерашнего своего подопечного.
- Нас обвиняют в том, что мы разделяем общину республики, порождаем конфликт и т. д. Да ради Аллаха, только подумайте же, только постарайтесь же понять одно - конфликт между последователями Устара Тажудина и Устара Саид Апанди из-за нас? Конфликты, клевета и прочие проблемы, существовавшие в религиозной общине Дагестана в 1960-70 гг., из-за нас? Разночтения и кривотолки среди различных имамов и Устаров Дагестана были и сто лет тому назад, и до революции, и после. Как раз мы и говорим, что нечего нам конфликтовать, мы люди одного Аллаха, последователи одного Пророка Мухамеда (мир ему)! Есть Коран, есть бесспорные Хадисы Пророка (мир ему), которые понятны всей умме и давайте на их основании жить! В Коране говорится:
" А когда говорят им: "Следуйте тому, что открыто Аллахом", говорят они: "Нет, следуем мы тому, в чём мы нашли отцов наших". Как! Хотя дьявол призывает их к каре Пылающим Огнем! " (Сура Лукман, или Алиф-Лям-Мим, аят 20-21).

Один из слушателей задал вопрос о его отношении к Багаудину. - Если бы я поддерживал его идеи, я бы был вместе с ним. Он в Чечне, а я в Тлондода, - ответил он.
- Машаллах, - облегченно вздохнул кто-то в зале.

Настал час послеобеденной молитвы, собрание прервали, все направились в мечеть. Мне уезжать. Собрание не завершено, завтра спортивные состязания - борьба, метание камня, волейбол, бег, прыжки. Я уже должен был находиться в Москве. После молитвы я иду звонить в Агвали. Тут агвалинский мой приятель, имеющий доверительные отношения с руководителями администрации района мне говорит по телефону:
- Абдурашид, ты что, спятил?
- В чём дело? Не понял.
- Я тебе, как другу хочу сказать, только дай слово, что это останется между нами. Ты уедешь, мы-то остаемся, потом расхлебывай! Зная твой характер, боюсь говорить тебе. Только дай слово, что ты в селе рот не откроешь.
- Как же иначе? Говори. Я слушаю.
- В ФСБ района было сообщение из с. Тлондода, что ты призываешь тлондодинцев воевать против российской армии, выступить на стороне "ваххабитов", совершать террористические акты по отношению к милиционерам и армии.
- Вот это да! Спасибо.
- Ты пойми, если из твоего родного села такая информация, честно говоря, мне было неприятно. Я не среагировал никак. Если это не так, я рад.
- Все понял. Спасибо. Звоню только для того, чтобы сообщить, что сегодня уезжаю.
- В Агвали ты будешь не раньше 22 час., как это ты уезжаешь сегодня?
- Меня интересует один вопрос, - нет ли комендантского часа, можно ли в любое время суток двигаться в сторону Махачкалы, не обстреляют ли нас военные?
- До Ботлиха мы этот вопрос решим положительно, дальше - не знаю.
- Мне до Ботлиха и нужно. Спасибо.

Я в шоке. Семья не без урода, как говорится. Но не ожидал. Врагов не имею, дорогу никому не переходил, никому зла не желал, всех, без исключения, любил и уважал. Позор какой! Надо же настолько себя позорить! Не меня, а себя, всё село! Нет, мне их жаль. Только я появился на пороге, мама говорит:
- Что случилось? Что за вид у тебя?
- Ничего, мама. Уедем в Агвали, соберёмся и в путь - сегодня переночуем в Ботлихе, с утра в Махачкалу. Вы останетесь. В этом хаосе, бардаке. Вы же не хотите успокоить нас?
- Нечего вам волноваться, езжайте к себе домой, этим вы и нас успокоите.
- А меня кто успокоит?
- Чего тебе волноваться? Как тебя успокоить?
- Поехать и отцу, и тебе вместе с нами в Москву. Оставить всё как есть, бросить на произвол судьбы, на волю Аллаха и дом, и скот. Поехали?
- Прекрати глупости болтать. Мы на старости лет будем убегать от чего-то? Аллах все предписал.
- Ладно, мама, поехали в Агвали.

На одиннадцатом часу ночи приезжаем в Агвали. Уже на въезде в Агвали блокпост. Вместе с милиционерами стоит доброволец или ополченец, Исмаил из Хуштада. На ремне торчит невзрачный нож. Мы останавливаемся. Первым подбегает к машине ополченец.
- "Ваххабитов" нет в машине? - спрашивает он на хуштадинском языке.
- Есть, конечно, вот он, - указываю я на отца.
- Я его знаю, он не "ваххабит".
После проверки документов и расспроса мы въезжаем в Агвали. Ещё спускаясь с гор, мы заметили, что в Агвали нет света. В окнах тех, кто не спит - керосиновый свет. Из-за этого у нас проблемы со сбором вещей. В полутьме собираем детские вещи, упаковываем свой багаж. Звоню в Ботлих. Тесть почему-то требует срочно выехать, говорит, что хозяйка очень плохо себя чувствует и тоже просит срочно приехать. "Из Ботлиха все выехали, остались мы одни. Мы ждём только вас, выезжайте сейчас же! " Во избежание паники домашних, всю эту информацию я держу в себе. К часу ночи мы уже готовы выехать. Но опять барьер - в районе остановлено всякое передвижение, попытка выехать из села до 6 утра - стрельба на поражение. Выяснилась причина отсутствия электричества в районе. Автомобильная дорога из Махачкалы в Агвали идет через Ботлих по дну ущелья вверх по течению Андийского Койсу. Вдоль дороги по руслу реки тянется и высоковольтная линия. На правом берегу реки несла патрульную службу группа работников МВД. Военные вертолеты, заметив вооруженных людей на противоположной автодороге стороне реки, открыли огонь по скоплению людей. Один из снарядов попал в электропровод и обесточился целый район. Слава Аллаху, из милиционеров никто не пострадал, укрылись вовремя. Чонкин на войне. Гамзатовых в Дагестане пруд пруди, а Войновича - нет. На следующий день я узнал о такой же ошибке лётчиков, но с трагическим концом. Седьмого августа группа работников органов ВД Ботлихского района в количестве до 20 человек находилась на позиции вдали от занятых Басаевым и Хаттабом сёл Рахата, Ансалта, Тандо. Российский военный вертолет совершил несколько кругов над этой позицией и... ракетный удар. Четверо ОМОНовцев погибли, семеро ранены. Ошибочка вышла. Местные ребята только собрались обедать, открыли баночки сгущенного молока и сели в низине между холмами. Вертолеты над головой на бреющем полете. Один круг, второй. Некоторые в предчувствии чего-то страшного привстали, попытались отойти. Удар, еще удар. Четыре трупа мгновенно. Восемь раненных и контуженных. Нелепая смерть защитников Родины. Только возбуждено ли уголовное дело Ботлихской прокуратурой, которой руководит мой давний знакомый по демократическому движению в Дагестане, получивший в Ботлихе прозвище "комиссар Катаньи", "дагестанский Гдлян"? Если нет, то и через 100 лет не поздно его возбуждать, так как данное преступление не имеет срока давности. Самый подходящий срок, ибо судить будет некого. В то же время, Владимир Владимирович "... выразил слова своего искреннего восхищения выучкой и умением летчиков и с особой теплотой отозвался о российских оружейниках, которые создали... высокоточное оружие, которое позволяет сейчас наносить удары непосредственно по базам скопления боевиков и избежать ненужных жертв среди мирного населения"(ОРТ, Новости, 20. 10. 1999, 12: 00).

***

Ранним утром перед выездом мы с братом видим в Агвали одного из активных противников имама Шамсулвары, который вчера пытался развалить собрание, зациклив вопрос на проблеме обеденной молитвы.
- Смотри, куда-то бежит в такую рань, похоже, пешком спустился из Тлондода, - говорит мне Шарип.
- Наверное, пришел отчитываться перед "хозяевами". О вчерашнем собрании надо же доложить "куда надо".


Выезд из зоны вторжения

Утром мы перебираемся в Ботлих. Кружат военные вертолеты. Особенно над автомобильной дорогой вдоль реки. Проезжая микрорайон, обращаем внимание на идущий на посадку в ботлихский аэропорт громадный вертолет.
- Сними, сними на камеру, этот вертолет вошел в книгу Гиннеса. Он самый крупный в мире военно-транспортный вертолет, - говорит Шарип.
На несколько секунд я успел поймать вертолет в объективе. Микрорайон почти пуст, ходят вооруженные ополченцы, военные, работники милиции. Все магазины вдоль дороги закрыты. То там, то тут стоят БМП, БТРы. Где-то вдали видим артиллерийское орудие. Проезжаем через Ботлих в сторону Инха. В селе тишина. В центре села, где постоянно шла бурная торговля овощами, фруктами и где всегда собирались на годекан сельчане, гуляют одни бездомные голодные собаки. Нас ждут с нетерпением. Как только подъехали, мы стали собирать вещи.
- А варенья, компоты с солениями почему не упаковываете? - спрашивает тесть.
- Нет, нет, не будем мы трогать это. Неизвестно, какая здесь будет ситуация, мы обойдемся. Возможно, самим пригодится, оставьте себе.

Забираем тещу до Тлоха, Рашида до Махачкалы и вперёд. Тесть отказался ехать даже в Тлох. "Мне надо сторожить дом и смотреть за скотом, Вы за меня не переживайте, уезжайте поскорее, вот видишь, без конца перед домом идёт эта техника БТРы, БМП. Из Агвали все силы переброшены к нам, вот-вот что-то начнётся, в Рахата и Ансалта идут бои, уезжайте." - сказал тесть. Небо ясное, постоянно кружат военные вертолеты с подвешенными ракетами. Мы двигаемся в гору, чтобы спуститься к Андийскому Койсу и далее вниз по течению в Махачкалу. Пока мы поднимаемся, у каждого куста, на каждом холме вооружённые ополченцы с автоматами во главе с работниками органов ВД. Через 25-30 км доезжаем в Тлох. У тлохского моста огромная толпа беженцев. Это люди, которые для начала выехали на более-менее безопасное расстояние и теперь ждут кто транспорт, чтобы добраться до равнины, кто родных, которые их заберут, а кто и из-за отсутствия средств осели здесь, хотя, многие водители из Агвали и Ботлиха бесплатно вывозили людей, помогали, чем могли. Возможно, среди них есть и такие, кому просто некуда ехать. Мы около часа провели у моста. На правой стороне реки расположено село Тлох. Тлохцы в эти дни проявили настоящий героизм. В эти последние ночи каждая тлохская семья приютила и содержала от 20 до 50 человек из Цумадинского и Ботлихского районов. При всем этом в тлохской мечети тоже негде было спать. Местные предприниматели и простые сельчане периодически привозят горячий хлеб, еду, фрукты к мосту и раздают всем, кто здесь расположился. Желающих приглашают домой на обед. А здесь и больные, и старушки, и многодетные мамы, и беременные. Время ближе к полудню, нарастает жара, дети мокрые, то там заплачут, то тут, грязные из-за пыли от проезжающих машин, при всем этом один красивее другого. Все машины и автобусы уезжают переполненные пассажирами. Проехал бензовоз, в кабине которого сидели 5-6 человек, а на цистерне, свесив ноги, тоже сидели пассажиры.

На родине имама Шамиля, в с. Гимры (Гену) мы узнали об отставке С. Степашина и назначении В. Путина Председателем Правительства РФ. Ведь только вчера в официальной хронике Дагестана говорилось: 7 августа премьер-министр РФ С. Степашин обсудил по телефону с главой Республики Дагестан М-А. Магомедовым ситуацию в республике. С. Степашин дал поручение начальнику Генштаба Вооруженных сил России А. Квашнину и командующему ВВ МВД РФ В. Овчинникову решить с максимальной эффективностью задачу по нормализации ситуации на чечено-дагестанской границе. Он подчеркнул, что Россия не повторит на Северном Кавказе своей ошибки 1994-1995 годов и там больше не будут умирать русские солдаты.

Теперь России нужны героические сражения накануне выборов. Значит, погибнут тысячи молодых, здоровых, лучших ребят России. Кровавый спектакль под чутким, хладнокровным руководством ФСБ, премьер-министра РФ Путина В. В. За спиной же Путина В. В. тени Березовского Б. А., Чубайса А. Б. Одним словом, началась так называемая предвыборная технология.
К вечеру мы в Махачкале. Город наводнен военными, СОБРами и ОМОНовцами со всех уголков России.


Паника у руководства Дагестана

Телевидение в Махачкале ведёт массированное насаждение психологии войны. Страсти накаляются. Отключаются каналы НТВ и РТР. Напуганное руководство РД направляет в Москву письмо:
Общественность РД озабочена тенденциозным освещением боевых действий в Ботлихском районе РД центральными СМИ (ОРТ, НТВ, АСТ, РЕН - ТВ и др. ), которые предоставляют свой эфир для показа сюжетов с мест боев, интервью руководителей бандитов (Ш. Басаев, М. Удугов), снятых боевиками, имеющих главной своей целью оправдать и популизировать факт захвата части территории России религиозными экстремистами. Подавляющее большинство населения Дагестана открыто обвиняет указанные средства массовой информации, а также некоторые российские печатные издания в проведении антироссийской информационной политики и связывают это прежде всего с защитой на федеральном уровне некоторыми олигархами интересов чеченских сепаратистов и их зарубежных вдохновителей, ведущих на Кавказе активную деятельность по насильственному отторжению части территории России. Коллектив сотрудников Временного пресс-центра МВД России в Республике Дагестан сделал заявление, в котором говорится: Мы возмущены информационной политикой некоторых российских средств массовой информации. В то время, когда народы Дагестана при поддержке силовых структур ведут активную борьбу против бандформирований, вторгшихся со стороны Чеченской Республики Ичкерия, они по существу впрямую пропагандируют личности террористов международного масштаба Басаева и Хаттаба.

Идет открытое совместное заседание Правительства и Госсовета Дагестана. У руководителей республики нескрываемая паника. На подступах к Махачкале роют окопы. В то же время, власти иногда призывают население избегать паники. Уже на уровне руководства обсуждается вопрос о вооружении населения. До этого обсуждения мэр г. Махачкалы С. Амиров формирует своих ополченцев и отправляет в Ботлих. Но ополченцы Амирова, со слов ботлихцев, близко не подходят к местам боев, они предпочитают отдыхать на берегу Андийского Койсу, подальше от Рахата, Ансалта, Годобери. Некоторые же, как только увидели панораму сражения, тут же сворачивали обратно. Но в Ботлихе и в Цумада тоже не ждали, пока руководство определит - вооружаться или нет. Приобретая оружие еще в начале 1990-х годов, криминальные силы также не спрашивали у премьера или спикера, можно им иметь автомат или гранатомет. На заседании возникает вопрос о правомерности вооружения ополченцев. Наплевать нам на Законы и Конституцию, пусть все, у кого есть оружие, идут в военкоматы или в РУВД, регистрируют его и применяют! - говорят руководители. Подобно Янаеву на знаменитой пресс-конференции ГКЧПистов, дрожа всем телом: почему бы не дать оружие хорошему человеку? - говорит Магомед-Али Магомедов, председатель Госсовета. При этом не объясняет ни зрителям, ни слушателям никаких признаков хорошего человека, каким должно быть его образование, росто-весовые данные, цвет волос или глаз, группа крови или национальность. Не могут найти руководителя администрации Ботлихского района. Он пропал. Не без вести. Он появится, еще на генерала Тихомирова бурку оденет. Точно такую же, как карамахинцы когда-то надели на Сергея Степашина, на Героя России Магомеда Толбоева. Но это будет потом. Он торжественно встретит в Ботлихе и премьер-министра Путина, и министра ВД РФ Рушайло, даже хлопнув по плечу министра, провожая его из Ботлиха, подчеркнёт свое гостеприимство словами: будешь в Ботлихе - заходи, гостем будешь!. Премьера Путина В. В. одарит крылатым выражением: Ботлих ваш, Россия наша! Временно исполнять обязанности руководителя администрации района поручается вице-премьеру Гаджи Махачеву. Вице-премьер произвел несколько показных артиллерийских выстрелов в Ботлихе в сторону исламистов, сопровождая их возгласом "Аллаху Акбар!". Самое откровенное, искреннее выступление все же было у спикера НС Муху Гимбатовича Алиева, который сказал: Им в Цумада ничего не нужно. И в Ботлихе им делать нечего. Они сюда придут, так давайте же, хоть себя защитим! Именно это и спасло республику от неминуемой оккупации. Ничего не понимавший, дремавший народ и в Цумада, и в Ботлихе, потом и в Новолаке, после этих слов вдруг очнулся, осознал и понял, что надо ИХ защитить. За себя никто не волновался. Хоть на амбразуру кидайся, за родимых! Если бы не армия, они бы и одни справились, и защитили бы. Но армия им помешала. Все руководители республики подчеркивали, что о складывающейся взрывоопасной ситуации в приграничных с Чечней районах Дагестана они еще с мая 1999 года докладывали Центру, однако никаких действий Москва не предприняла. Руководители силовых структур Дагестана приняли решение провести широкомасштабную операцию против мусульманских боевиков, вторгшихся на территорию Ботлихского района Дагестана - из официальной хроники РД тех дней. Муфтий Дагестана Ахмед-хаджи Абдуллаев не считает воюющих боевиков моджахедами. В связи с этим Духовное управление мусульман Дагестана выразил протест против использования некоторыми средствами массовой информации термина моджахед в отношении боевиков незаконных вооруженных формирований, действующих в Ботлихском районе. "Мы молимся за российских солдат, за единую Россию, за благополучный и мирный Дагестан" - заявил муфтий.

На пресс-конференции 11 августа первый замминистра ВД России В. Колесников сообщает: на сегодня Цумадинский район полностью находится под контролем федеральных сил, идет зачистка территории от остатков бандгрупп.
19 августа обстановка в Ботлихском и Цумадинском районах продолжает оставаться сложной. В Цумадинском районе около 150 боевиков, разбившись на мелкие группы по 5-8 человек, продолжают скрываться в лесных массивах и горных пещерах, в непосредственной близости от административной границы с Чечнёй. Для их уничтожения были проведены зачистки местности (из официальной хроники).

Сообщения:
23. 08. 99г. в 19. 30 федеральные войска в ходе ожесточенных боев и массированного применения авиации и артиллерии выбили бандформирования из сёл Тандо, Рахата, Ашино.
24. 08. 99г. в 06:00 ч. начался авиаобстрел с. Рахата и района Ансалтинского ущелья. Интервал между этими двумя сообщениями 13 дней. Зачистка перед бомбардировкой?

Приводить, тем более переводить невротические припадки национальной прессы нет смысла. Призывы к физической расправе над ваххабитами , независимо от их позиции к происходящему, восхваление и пропаганда неправовых методов в борьбе с пособниками, предателями, инакомыслящими. Вставай страна огромная+ Родина в опасности!... Появляются статьи, оскорбляющие достоинство дагестанских чеченцев, которые проявили солидарность не с пришельцами, а выразили готовность вместе с войсками и ополченцами защищать свою землю, свои дома. А стать ополченцами они не могли.
Самое интересное:
5. 08. 99 г. Дагестанская правда. Заголовок на первой странице: Безопасность в республике обеспечена надежно. (Пресс-конференция секретаря Совета Безопасности РД А-Н. Магдигаджиева): Секретарь Совета безопасности РД опроверг слухи о том, что якобы боевики готовы начать широкомасштабные боевые действия с 1 сентября. Такой информации, а она поступает из различных источников, у нас нет - сказал А. Магдигаджиев. Сегодня (4. 08. 99) на территории Цумадинского района нет сколько-нибудь заметных бандформирований, во всех селах контролируется обстановка.

***

Мне 13 августа на самолет. Мои знакомые, имевшие хоть какое-то отношение к исламистам, но далекие от терроризма и насилия, видевшие смысл газавата и джихада в проповеди, уже опасаются преследований. Для меня ваххабиты, по опыту общения с покойным Ахмед-Кади Ахтаевым, амиром Багаудином, Абасом Кебедовым, Нажмутдином Нажмутдиновым и со многими другими, это люди, проповедующие и пропагандирующие ИСЛАМ. Я не слышал и не мог даже подозревать, что они и их сподвижники могут совершать насилие над человеком, тем более иметь отношение к наркотикам, к хищению людей и т. д. И сегодня я оставляю право не верить пропагандисткой машине, плетущей наглый вздор в адрес исламистов. Точно такого же мнения были о них и представители творческой и научной интеллигенции республики. Будучи народным депутатом РД, имея трибуну и возможности выступать не только на заседаниях сессий или съездов народных депутатов, Ахмед-Кади Ахтаев не отметился в глазах у избирателей как террорист или экстремист. Пусть его коллеги попробуют вспомнить хоть одно его выступление, которое выходило бы за рамки закона и Конституции. Да, его называли ваххабитом. И в неполные 50 лет, не имея хронических тяжелых заболеваний, в расцвете сил умер при загадочных обстоятельствах. Да, были разногласия с традиционалистами, но не стоили и не стоят они не то, чтобы крови, грубого слова они не стоили. Причина всех разногласий и усугубления противостояния верующих одна. В начале 1990-х годов затрещала власть. Коммунистам, властной мафии выгодно было разбить общину республики на два враждующих лагеря. По этой же причине и в тот же период власть ввергла республику в бесплодную межнациональную конфронтацию, особенно аварцев с кумыками и чеченцами, лакцев с чеченцами, лезгин с азербайджанцами и т. д. Кто дирижировал этим оркестром и кто сделал на нём политический и материальный капитал, дагестанцы сегодня прекрасно видят. А стало ли лучше лезгинам, аварцам, лакцам, кумыкам и десяткам других народов Дагестана?

Что же касается раскола в религиозной общинее, власти не пришлось даже особо стараться и сталкивать одних тарикатистов с другими, одних Устаров на других - подвернулись ваххабиты, которыми они и воспользовались. К первому варианту тоже почва была готова. Как я уже говорил, сторонники Устара Саид-Апанди к началу 1990-х уже были на ножах с людьми Устара Тажудина. Один из моих бывших активистов в декабре 1999 г. в махачкалинском аэропорту мне признался, что он был в числе тех, кого люди Устара Саид-Апанди (он их назвал Семьёй, по аналогии московских Семей ) в 1991 г. посылали в Хасавюрт, чтобы учинить физическую расправу над Магомед-Саидом Абакаровым. В те годы говорили, что Магомед-Саид Абакаров возглавляет пятничные молитвы в центральной мечети Хасавюрта с пистолетом или кинжалом под ковриком. Видимо, не без оснований. Но угроза была не со стороны ваххабитов. Со временем сторонники тариката постепенно стали ревностно сплачиваться в борьбе с ваххабизмом. Партия Исламского Возрождения и Исламско-Демократическая партия размежевались на неприятии тарикатистами ваххабитов. Две исламские партии, готовые к легальному участию в политической жизни Дагестана с момента зарождения были обречены властью на выяснение отношений друг с другом. Предложения к конструктивному сотрудничеству обеих партий в интересах Ислама, в интересах мира и согласия в обществе, ради будущего республики принимались руководителями партии Исламского Возрождения и категорически отвергались моими сторонниками. Особую ярость к любому упоминанию необходимости согласия и мира в религиозной общине республики (имея в виду с людьми Багаудина) проявляли отец и сын Хас-Магомед и Саид-Магомед Абубакаровы. У моих партийцев по отношению к партии ИВ только одно - непримиримая борьба, дискредитация, провокации и никакого сотрудничества. Но и в партии Исламского Возрождения упорно распространяли слухи о моих связях чуть ли не с Моссадом и ЦРУ. Самое мягкое обвинение ко мне было - агент Москвы, агент Ельцина. Позиции и той, и другой партии устраивали только власть имущих и власть охраняющих. К 1993 году, поняв, что меня окружили люди, зависимые и управляемые власть имущими (т. е. КП СС и КГБ), я оставил эту партию и ушел из политики. Я и сегодня не в курсе, каковым было решение партийной конференции или съезда по поводу моего самоотстранения. Моё окружение начало мирное сосуществование с существующей системой, против которой я принципиально и последовательно боролся, получили должности и стали уважаемыми людьми. Если и осталась какая-то оппозиционность, то по отношению к даргинской, к кумыкской или к любой другой национальной номенклатуре, но не к аварской. С аварской номенклатурой полное сращение.

На днях в Москве мне попалась ксерокопия документа со следующим содержанием:
Строго конфиденциально! Для служебного пользования!
СПЕЦМЕРОПРИЯТИЯ ПО НЕЙТРАЛИЗАЦИИ ОЧАГОВ СЕПАРАТИЗМА НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ.
(После описания геополитической ситуации и обоснования российских интересов на Северном Кавказе документ переходит в практическую часть).
НАШИ ДЕЙСТВИЯ
1) Во что бы то ни стало расколоть правящую элиту в Чечне. Масхадов должен ненавидеть Басаева, Басаев Арсанова, Арсанов Удугова, Удугов Гелаева и т. д. Все должны враждовать друг с другом.
4) Усилить работу спецпропаганды. Слухи - один из важнейших факторов чеченской общественной жизни. Крайняя впечатлительность характера чеченцев всегда использовалась царскими генералами, затем советской властью как рычаг контроля за их поведением. Поэтому побольше негативных слухов. Череда слухов не должна прерываться. Сегодня пусть говорят о болезни Масхадова, завтра о ссоре между Басаевым и Удуговым, послезавтра о баснословных доходах Арсанова. Периодически подбрасывать слушок о готовящемся бегстве Масхадова.
6) Использовать религиозный фактор, как наиболее предпочтительный для спецпропаганды. (...) Наиболее действенный для чеченского сознания ярлык ваххабизма. Этот ярлык практически безотказно действует и в Чечне, и в Дагестане. Нужно помечать ваххабитов через наши СМИ, агентов влияния, систему слухов. Эта стратегия должна в конечном итоге привести к непримиримому противостоянию сторонников суфистского направления и исламистов, которое в перспективе трансформируется в столкновение между чеченскими патриотами и исламскими фундаменталистами. Необходимо активно пропагандировать тезис об угрозе национальным чеченским традициям со стороны исламских фундаменталистов. Важно обострить чеченский национализм и направить его против исламизма. Опыт младотюрков во главе с Кемалем Ататюрком показывает, что национализм наиболее эффективный способ противостояния Исламу. (...) Очевидно, что наибольший эффект будет получен, если объектом нападения станут соседи Чечни.


Штрихи к портрету моего преемника.

После моего ухода руководить партией по иронии судьбы стал Суракат Асиятилов, преподаватель Дагестанского Государственного Университета. А ирония в том, что еще в 1990 г., когда партия находилась у меня в дипломате, по рекомендации покойного Магомеда Сулейманова (тогда народного депутата ВС ДАССР) и Хасмагомеда Абубакарова (отца Саид-Магомеда Абубакарова, невинной жертвы террора в республике, бывшего моего заместителя партии), я обратился к Суракату Асиятилову с просьбой возглавить ИДП. Я достал документы, проект Устава, Декларацию партии и стал рассказывать ему о наших планах. Нельзя руководить республиканской партией, находясь в Москве, я не для себя создавал, готов сотрудничать, помогать, быть активным рядовым членом, - объяснял я ему. Как только он обратил внимание на слово тиран в Декларации, обращённое в адрес Ленина, он буквально взорвался:
- Ты что мне подсовываешь?! Ты не забывай, что я коммунист! Нет, нет, ты, пожалуйста, забери все эти бумаги и быстро уходи от меня. Ещё я попрошу тебя, никому не говори, что ты был у меня.
- Я бы посоветовал Вам анализировать хотя бы то, что происходит в прибалтийских республиках, не говоря о Восточной Европе. Коммунизму конец настает. Нужна альтернатива. Не будет исламской альтернативы, появится криминальная альтернатива, чего на голову дагестанцев крайне не хочется.
И мы с Шапи Микатовым и боксером Шановазовым ушли от С. Асиятилова. Вот так бывший коммунист С. Асиятилов стал рулевым корабля антикоммунизма в Дагестане, запущенного мною в 1990 году. А Ш. Микатов накануне явился ко мне в гостиницу Каспий и заявил:
- Прочитал в газете твою статью, услышал о существовании Исламско-Демократической партии и решил найти тебя, поговорить.
- Очень рад, тем более рад, что ты цумадинец. Слушаю.
- Я готов привести в вашу партию боеспособную, энергичную молодежь. У меня дружеские отношения с боксером, с чемпионом мира Шановазовым. Так что, ребята у нас крепкие. Только мне надо знать, чем вы занимаетесь, какие цели и методы работы партии. Я готов на работу с вами и вступить в вашу партию при соблюдении и реализации некоторых своих принципов. Это:
1) Создание вооруженной Исламской стражи, альтернативной милиции с зеленым знаком отличия. Естественно, с получением официального статуса и с правом ношения и применения оружия. И во главе этой стражи должен быть я.
2) Переименование города Махачкалы в Шамилькалу.
3) Немедленный снос памятника Ленину в Махачкале и установление на его место памятника имаму Шамилю с переименованием и площади. Это нужно сделать на днях. Хоть сегодня я могу поднять до 1. 5 тыс. молодых ребят в городе. И снос памятника я могу взять на себя.
Долгая, продолжительная беседа с Шапи не имела успеха, упорство в высказанных требованиях Шапи выдержал до конца. Ни один из предложенных пунктов я не принял, а моим аргументам он не внял. Я человек дела, а не болтовни! Нечего ждать, нечего болтать! Надо выйти и сломать хребет системе и все!. Во дворе была осень 1990 года. Партия даже не зарегистрирована в Министерстве Юстиции! Поскольку речь зашла и о С. Асиятилове, Ш. Микатов предложил мне познакомить меня с ним и Шановазовым, чем я и воспользовался. Так мы вместе и оказались в ДГУ у С. Асиятилова.
В 1992 году Ш. Микатова я видел с активистами общества Цумада у министерства народного образования. Упомянутые выше Магомед Хайбулаев, Бадави Гаджиев и Шапи Микатов говорили о чем-то очень серьезном. Спустя несколько лет Шапи Микатов был убит в Чечне.


Роковая ошибка ученого исламиста

Сторонники тариката, особенно сотрудничавшие с коммунистическим режимом, (а такие были и остаются), тут же вступили в бой с ваххабитами. Для победы они готовы были к сотрудничеству с любой властью. Ваххабиты же были неуправляемы, что и раздражало правителей. Они не могли выполнять никакие заказы с площади Ленина. Они не ждали и не просили ничего от правительства. Сотрудничать с режимом можно было по-разному. В начале 1990-х годов, когда рыночная система только-только начала развиваться, коммунисты, антирыночники по всей стране то тут, то там преподносили мелкие пакости реформаторам в виде погромов рынков. В месяц Рамадан 1992 года Хасавюртовский рынок посетил имам мечети тот самый М-С. Абакаров, и предупредил торговцев маслом, мясом, другими сельхозпродуктами о недопустимости подъема цен. Установив допустимые пределы цен, и пригрозив нарушителям этих установленных им размеров, он со своей свитой и с народнофронтовцами покинул рынок. На следующий день группа молодчиков устроила настоящий погром на рынке, на асфальте валялось мясо, разбитые банки с медом, с маслом, было искалечено несколько человек.. Спустя несколько дней после погрома Хасавюртовского рынка, Духовное Управление мусульман посетили работники Дагпотребсоюза с директором городского рынка. Они стали просить духовенство вмешаться в процесс ценообразования, помочь в удержании цен на товары и услуги. Намек на силовое вмешательство. Только мое выступление с разоблачением провокаторской задачи гостей сорвало эти планы. На той же встрече в ДУМД я указал пальцем на Магомед-Саида Абакарова, присутствовавшего на этом собрании, как на одного из тех, кто способствовал погрому в г. Хасавюрт. Тем не менее, заранее спланированный погром в Махачкале, который они хотели связать с духовенством, состоялся, но масштабы были не те, что в Хасавюрте. В тот же день устроили погромы и в коммерческих магазинах, в частности пострадал магазин Меркурий на ул. Буйнакского. Ожидая эти погромы накануне, в гостинице Каспий, где я жил, я выпускал листовки с призывом не поддаваться на провокации (опубликован материал в газете Дагестан ). Ни по одному погрому в республике не заведен материал, никто не наказан, хотя организаторы были не в масках. Нынешний имам махачкалинской мечети на Малыгина, мой знакомый, когда-то приезжавший ко мне в Москву, Идрис Эчединский в тот же период выступил перед вышедшими с пятничной молитвы махачкалинцами с призывом устроить силовое воздействие на торговцев продуктами питания и удержать навсегда цену на мясо в пределах 3-5 рублей. Только вот не могу понять, как же так цены взлетели, когда такие авторитетные ученые исламисты могли их удержать в ежовых рукавицах и заморозить на уровне 1990-91 годов? Силовое регулирование цен в Шариатской экономике недопустимо, Шариатская экономика самая рыночная экономика, при этом и самая социально ориентированная. Об этом могут не знать ученые исламисты с 4-х классным образованием со слабой тройкой даже по природоведению и полной программой подвально-хуторских Исламских академий советского периода развития Ислама в Дагестане. Ведь не осиливший хотя бы на крепкую тройку программу неполной средней школы вряд ли сможет осилить Ислам как науку, ибо, по моему мнению, эта наука намного сложнее и тяжелее, чем все школьные предметы вместе взятые. Обидно другое, почему ни один политик, ни один экономист России не взглянет на теорию экономических принципов строительства Шариатской системы государства? Ведь в России по официальной статистике более 20 млн. мусульман.

Несмотря на все противоречия между различными ветвями тариката и особенно всех ветвей тариката с ваххабитами, последние два года шли интенсивные переговоры между лидерами мусульманских общин с привлечением представителей светской власти. Целью этих переговоров было стремление к миру и согласию в обществе. Эти переговоры имели определенный успех. Мусульманская община в республике к весне 1999 г. начала консолидироваться вокруг умеренных лидеров, общество само начало избавляться от влияния экстремистов как со стороны тариката, так и ваххабитов. Этому способствовала и трезвая часть представителей светской власти на местах и на республиканском уровне. Непримиримые, воинствующие представители в обоих лагерях противостояния начали терять своих сторонников.

Наиболее радикально настроенная часть исламистов вынуждена была уйти из Дагестана и пополнить ряды непримиримых в Чечне. С одной стороны терялась почва для деятельности из-за тенденции к миру и согласию в общине. С другой стороны из-за преследований репрессивными органами и угроз от радикальных традиционалистов, которые также значительно начали терять авторитет в обществе. Идеальное место для непримиримых фундаменталистов - Чечня. Как в своё время Таджикистан стал полигоном для деятельности непримиримых ваххабитов. С непримиримыми справляются только российские войска. Поддавшись на приманку, поверив не менее экстремистски настроенным советникам, у которых тоже были свои советники, уважаемый Багаудин-Хаджи совершил роковую ошибку, ошибку, которая на несколько десятилетий отодвинула волну Ислама, авторитет мусульман. Сыграв на руку воинственно настроенной части представителей тариката, сокрушил наметившиеся мосты взаимопонимания. Ошибка, для ученого из разряда непростительных. Если в Цумада вышел авангард людей Амира Багаудина, эта ошибка мне понятна.

По свидетельству родственников одного из духовных предводителей дагестано-чеченских религиозных экстремистов Багаудина Магомедова, последний находится в глубоком шоке. Своим близким родственникам он заявил, что не предполагал о таком развитии ситуации. Он жалеет, что в свое время поехал в Чечню, куда ему обратного хода нет, так как боевики не простят ему сложившуюся ситуацию. Сепаратисты, якобы, рассчитывали на поддержку населения Дагестана, а получилось наоборот. По его утверждению, у Шамиля Басаева не было таких больших потерь даже во время Чеченской войны. Поэтому с его стороны до Багаудина доходят угрозы, чтобы тот предпринял все меры по решению поставленных задач. Багаудин Магомедов жаловался, что многие сторонники не поддержали его в Цумадинском районе. В частности, он говорил о ваххабитах из с. Кироваул, которые клялись в верности и выражали готовность поддержать вооруженной борьбой установление исламского порядка в Дагестане. Однако они этого не сделали.
Если рассчитывали на поддержку от населения, значит, были какие-то основания полагаться на поддержку? Не письма ли от джамаатов сёл Ботлихского и Цумадинского районов? А если, в самом деле, джамааты обращались с письмами к Багаудину и Басаеву, поддержка была бы обеспечена, ибо держать слово дело чести для горцев.

В 1991 году в Кизилюртовской районной газете вышла статья, порочащая Багаудина, с клеветническими выпадами в адрес ученого. Вскоре после выхода материала в газете я встретился с Багаудином и посоветовал, согласно закону о печати, подать иск редакции, потребовать извинений и места на странице газеты для опровержения клеветы. В ответ я услышал только смех:
- Я, как мусульманин, могу обратиться только в Шариатский суд. Что бы обо мне не писали, в чем бы меня не обвиняли, я не имею права переступать нормы Шариата. Ислам для меня выше, чем собственное имя, собственное достоинство. С клеветниками Аллах Всевышний разберется. Я готов к открытой дискуссии с представителями тариката, представителями власти, журналистами, коммунистами, атеистами. Но в суд я не могу обращаться.
- Так они будут злоупотреблять подобным твоим отношением. Ты должен сделать это хотя бы для того, чтобы не смели другие издания и по отношению к другим публиковать подобные материалы. Чтобы пресса почувствовала ответственность за публикации.
- Нет. Я не могу переступить предписания Аллаха. А им Аллах судья, он всевидящий, он всемогущий.


Произвол и хаос в Дагестане

13 августа в полдень у меня самолет в Москву. Через 7 часов после моего отлета семья садится на поезд. Без конца в Махачкалинский аэропорт прибывают военные самолеты. Вот к вечеру прибыл военный вертолет из Ботлиха. Работник ВД аэропорта мне рассказал, что этим вертолетом из Ботлиха привезли личного переводчика Хаттаба, аварца из Кудали. Мой рейс постоянно откладывается. В 16 час меня должна встретить машина в Домодедово. Время к полуночи, мы ещё в Махачкале. Надежды на встречающую меня машину никакой. Сам того не замечая, на все деньги в аэропорту Махачкалы я набрал местную прессу. Осталось 10-12 рублей. Метро закрыто. В таксе не сажают.
Около 2 часов ночи объявляют посадку. Пошел дождь. Проведя более 40 минут в душном салоне ТУ-134, нас опять высаживают. Гроза, ливень. Через полчаса опять посадка. В 5 часов утра в Домодедово меня мужественно встречает измученный ожиданием Щербаков Володя.

Наконец-то дома. Однако нет покоя. Военная машина запущена. Впечатление такое, что не сотня или тысяча террористов потревожила Россию, а напала какая-то страна, началась война с какой-то внешней силой. Всё внимание и мощь великой державы на Кавказе. Министр обороны, премьер-министр, президент, министр внутренних дел, министр иностранных дел - все только о Чечне и говорят. Спустя несколько дней начинается операция по уничтожению Карамахи и Чабанмахи. Жители села не были должным образом предупреждены о начале войсковой операции. По данным Правозащитного Центра Мемориал, основная часть имущества, которое жители могли бы вывезти при условии надлежащего предупреждения, осталась в покинутых домах. Сами дома в большинстве были разрушены в ходе боев и сожжены в последующих зачистках.
. Во время ботлихско-цумадинских событий руководитель карамахинцев Джарулла (да сохранит его Аллах!) в программе "Зеркало" говорил, что не предпримет каких-либо попыток силовых действий в связи с происходящим в Дагестане, отмежевался от террористов. Однако руководство Дагестана решилось на уничтожение этого анклава. Накануне из Махачкалы, Губдена, Буйнакска, Кизилюрта и из других населенных пунктов в Карамахи прибыли сотни людей, напуганных обысками и вызовами в ФСБ. Они искали в Карамахи безопасное убежище, ибо карамахинцы не поддержали силовые действия единоверцев и не могли быть в числе потенциальных адресатов российских ракет. Так некоторые покинули Дагестан, и ушли в Чечню. Тоже уходя от преследований в Дагестане. Не предполагали, что следующей мишенью станет Кадарская зона и Чечня.
В Махачкале накануне операции в Кадарской зоне прокатилась волна обысков и арестов подозрительных исламистов. Криминальные элементы могли не опасаться.
Так, врач скорой помощи Махачкалы Ибрагимов Магомед (да сохранит его Аллах! ), будучи заложником, уходивший под обстрелом российской армии из Первомайска с Радуевым и с сотнями заложников, несколько раз был вызван в ФСБ и допрошен. А все заложники, ушедшие из Первомайска в Ичкерию, ведь жизнью стали обязаны Радуеву, ибо он и его боевики увели заложников из-под жесточайшего обстрела российских Градов и ракет. ( Живых заложников не осталось. Террористы расстреляли всех заложников и дагестанских старейшин, - сообщали нам официальные сводки ФСБ). Последовали угрозы, обыск. Не выдержал натиск силовых структур, ушел предположительно в Сибирь или в Ичкерию.
Его брат, махачкалинец Ибрагимов Ибрагим (да простит его душу Аллах! ), 29 лет, решил выждать некоторое время в Карамахи. По данным очевидцев, погиб во время бомбардировки Кадарской зоны.
Житель пос. Ленинкент Магомедов Магомед-Расул (да сохранит его Аллах! ), 42 года (в боевых действиях ни в Цумада, ни в Ботлихе участия не принимал, преступлений не совершал), после неоднократных, жестоких обысков и унизительных допросов также вынужден был покинуть Дагестан.
В Махачкале волна арестов. Для обоснования ареста клиенту подбрасывали пару патронов от АК или гранату и дело готово. Подавляющее большинство арестованных выходили на свободу. Только надо было заплатить. Установленная такса 1000$ и более. Так, двое пожилых бородатых махачкалинцев возвращались из мечети Тарки. Встретившиеся на пути ОМОНовцы жестоко избили их, назвав ваххабитами, доставили в отделение милиции. Пострадавшим пришлось оказывать медицинскую помощь. Дело дошло до министерства ВД РД. Но вряд ли виновные наказаны.
Житель Цумадинского района Саадуев Гаджи, 55 лет, оказавшийся в те дни на равнине, задержан только лишь как носитель бороды. Никакого отношения к ваххабитам, тем более к боевикам не имел. Подвергался в камере избиению, унизительным допросам. Был свидетелем более изощренного обращения с задержанными, потому считает, что он легко отделался. У меня нет ни переломов, ни вывихов, я вышел почти целеньким, - говорит он. Но в долги влезать пришлось, иначе бы не вышел. За брата отвечать пришлось жителю пос. Ленинкент Магомедову Хабибу (родной брат вышеупомянутого Магомедова Магомед-Расула), 39 лет, - без всякого предъявления обвинения задержан. При обыске в карманах найдено несколько патронов от АК. По общепринятой схеме действий вышел на свободу, проведя несколько недель в камере.
Махмудову Гаджимагомеду, жителю пос. Новый Хушет, подбросили во двор дома гранату, после чего появились работники органов ВД с ополченцами. Понятые, обыск, гранату в качестве вещдока в протокол и арест. Арестанту повезло, соседи слишком внимательные оказались при всей грязи и лужах во дворе, граната выглядела совершенно новенькой, аж блестела в глинистой грязи. Так ежедневно оказываются в камерах десятки, а то и сотни людей. Проводят их задержание не только работники МВД, но и ополченцы. Выходя на свободу из СИЗО, каждый даёт расписку: К органам МВД и следователю претензий нет. Некоторые молодые ребята для профилактики провокаций уже стали зашивать все карманы.

Не секрет, что во время боев в цумадинско-ботлихской и в последующем в Кадарской операции погибали и дагестанцы, воевавшие против федералов. Родственников погибших вызывали в соответствующие органы и предупреждали: Если вы будете забирать трупы ваших сыновей, ваши внуки и вы сами останетесь без пособий и пенсий от государства. Да и родным и близким будут неприятности. Чем идти на пожизненные неприятности для всего вашего рода, вам лучше и спокойнее забыть сына. По этой причине родственники не требовали выдачи трупа убитого. Некоторые по сегодняшний день, зная, что сын убит в Новолаке или в Чечне, тешат себя и родных тем, что сын в отъезде, должен приехать. Естественно, после таких похорон "невостребованных" и "неопознанных" трупов, осиротевшие дети убитых уже точно никогда не получат никаких пособий и пенсий. Свидетельства смерти отца, на основании которого оформляется пенсия, им никто не выпишет!

Идет антисаудовская кампания. В прессе появляются статьи, порочащие саудовских миссионеров, благотворителей. Так, Абдул-Хамид Дагистани, который оказывал благотворительную помощь дагестанцам на миллионы долларов в виде поставки лекарств, продовольствия, оказания помощи больным детям вплоть до выделения надбавки к пенсиям для детей инвалидов, оказывается шпионом. А Коранов он доставил в Дагестан в тот период, наверное, несколько вагонов! Эти Кораны с пометкой "Не продавать!" продавались оптом и в розницу работниками ДУМа республики. Ежегодно тысячи дагестанцев получали во время Хаджа бесплатное место в его гостинице с трехразовым бесплатным питанием. (Кого отправлять в Хадж за счёт Саудовской Аравии тоже решало богобоязненное ДУМа). Он никогда не искал знакомств с чиновниками ни в Дагестане, ни в России, никогда не интересовался другими проблемами, кроме оказания помощи для верующих, строительства мечетей, развития Ислама.
Абдул-Хамида Дагистани я встречал на нескольких Исламских конференциях в Москве, в Мекке в 1993 во время Хаджа. Тогда я был у него дома в числе приглашенных на ужин. На этом ужине были и сторонники тариката, и члены правительства Дагестана, и авторитетные ученые арабисты во главе с Султан-Мухамадом Тлохским. О своих интересах, целях и задачах в Дагестане хозяин дома сказал откровенно: желание помочь дагестанцам в духовном возрождении, оказать помощь нуждающимся. Все, кто там сидел, имел возможность и выступить, и задать вопрос. Однако все выразили свое восхищение гостеприимством, поблагодарили Абдул-Хамида за его деятельность, приняли ценные подарки и разошлись. Некоторые из его гостей, дрожащими от радости руками упаковывая подарки от него и покидая его гостиницу, в которой они провели более недели, ругали Дагистани и называли его ваххабитом. Вот они и есть шпионы. По крайней мере, лицемеры. Таких в Дагестане оказалось очень много.

Но заслуживает уважения позиция бывшего имама ботлихской мечети Мухаммад-Хабиба. Он, как тысячи представителей тариката, не воспользовался возможностью за счет Королевства Саудовской Аравии совершать Хадж. Да и за собственные средства он его не совершил. По принципиальным соображениям пока мусульманские святыни в Саудовской Аравии будут находиться под властью ваххабитов, я не могу совершать Хадж - сказал он мне. Прав он или нет, не мне судить.

Всех, кто учится или учился в Королевстве Саудовской Аравии вызывают в ФСБ, некоторых допрашивают с особым пристрастием. Так, Газимагомедов Магомед, сын упомянутого выше имама с. Тлондода Шамсулвары, студент из Медины, в августе был задержан по пути из Цумадинского района, где он безвыездно с мая проводил каникулы в родном селении Тлондода. А в Махачкалу ехал, чтобы вернуться к сентябрю в Саудовскую Аравию. Вышел из СИЗО через несколько суток, в синих полосах на всем теле и с разбитым лицом, лишившись всей наличности в кармане. Естественно, вышел после расписки: Претензий к органам МВД не имею. К его задержанию и аресту российские силы никакого отношения не имели. Его задержали, избили, ограбили дагестанцы. Это обычный ритм жизни для Махачкалы. Кроме того, в городах Дагестана идут массовые грабежи без всякого законного обоснования, вскрываются квартиры, где нет жильцов. Так в г. Кизилюрт вскрыты несколько квартир по ул. Г. Цадасы, вынесено все имущество, вплоть до люстр. Религиозная литература, видеокассеты, все, что имеет отношение к Исламу, оказалось на столе у следователя, а о судьбе остального имущества никакой информации. В том же городе 19 августа ополченцы захватывают мечеть, принадлежавшую ваххабитам, подбрасывают в мечеть гранату, изымают всю исламскую литературу и меняют имама. Во время набега на мечеть тяжело ранен один человек, впоследствии ему ампутировали нижнюю конечность. Это в городе, где и близко нет боевых действий. О стиле и методах работы в республике говорит выдержка из официальной хроники Правительства РД: После того, как жители с. Губден Карабудахкентского района РД силой выдворили односельчан - ваххабитов из медресе, нанеся при этом многочисленные побои, и сожгли указанный штаб исламистов, ваххабиты обещали сельчанам в случае вооруженного конфликта "сидеть дома" и не поддерживать отряды Басаева и ему подобных. Без комментариев. В этой вакханалии, в условиях правового беспредела на страницах газеты Истина муфтий Дагестана посвящает стихи министру ВД РД, устраивает торжественный прием с вручением ему сабли.

Первым делом после приезда в Москву, зная тот беспредел, творимый в моей республике, я встретился с правозащитниками из Мемориала. Благодарен им за то внимание, которое они оказали. После беседы в правозащитном центре с г-ном О. Орловым и В. Черкасовым, последние приняли решение поехать в Дагестан. Вслед за ними полетел в Махачкалу и С. А. Ковалев. Это уже было конкретным деловым шагом, хотя им не удалось встретиться с узниками СИЗО. Одно лишь пребывание членов ПЦ Мемориал в Дагестане послужило для репрессивных сил Дагестана и РФ своеобразным холодным душем, фактором сдерживания.
Пресс-конференция в Пен-клубе мало что дала, хотя присутствовали С. Григорьянц, А-Х. Султыгов, О. Орлов из ПЦ Мемориал, правозащитники из Чечни (Мадина Магомадова руководитель общественной организации Матери Чечни, Магомед Магомадов адвокат, правозащитник), представители прессы и института Востоковедения те самые, которым когда-то я рекомендовал с. Хуштада Цумадинского района как объект для исследования на тему "Современный портрет восточного села". Были также представители международного буддистского антивоенного центра.

После встречи с президентом Ельциным и. о. премьера РФ В. Путин сообщил журналистам, что подготовлен комплекс мер по поддержанию порядка и дисциплины в Дагестане. По мнению В. Путина период нормализации обстановки продлится 1, 5-2 недели, затем начнется более длительный период стабилизации местной власти, - из официальной хроники РД начала августа. Похоже, В. Путин, по примеру лучшего министра всех времен П. Грачева, Кадарской зоне отводил несколько часов или сутки. Массированная круглосуточная бомбардировка сел Карамахи и Чабанмахи, сменяющаяся артиллерийским обстрелом сопровождались более трех недель. Под обстрелом не успевшие выбраться или надеявшиеся на мирное урегулирование конфликта, женщины и дети. Сотни дагестанцев, не совершавших никакого преступления и не намеревавшихся его совершать, надеявшихся укрыться от преследования у своих братьев. С таким же успехом, как они пришли в Карамахи, они могли уйти к боевикам в Ботлих или в Чечню. Они не были сторонниками силовых действий. Они осуждали своих единоверцев, вторгшихся в Цумада и в Ботлих.

После разгрома сел Кадарской зоны и уничтожения нескольких десятков, в основном мирных жителей этой зоны, основной удар пришелся на Чечню. Сумасшедшее повторное вторжение в Новолакский район лишь подкрепило обоснование боевых действий на территории Ичкерии. Джарулла со своими сторонниками каким-то образом из окруженной, как нам сообщали российские СМИ, до зубов вооруженными войсками и не менее агрессивными ополченцами Кадарской зоны успешно выбрался и ушел в Чечню. Также вопреки всем ожиданиям оказался в Чечне и смертельно раненный по сводкам СМИ, убитый по слухам, депутат Государственной Думы РФ Н. Хачилаев. Во время операции по уничтожению ваххабитов в Кадарской зоне авиация часто наносила удары по своим. В частности, попал под обстрел махачкалинский ОМОН. Вообще, по словам руководившего федеральной группировкой в районе с. Карамахи командующего Северо-Кавказским округом ВВ МВД РФ генерал-полковника Михаила ЛАБУНЦА, до 40% потерь федеральные силы несли там от собственной авиации. Взять сёла удалось только после того, как авиацию применять прекратили.

О Новолакских событиях: из пресс-релиза ПЦ Мемориал: 5 сентября утром неожиданно для местного населения (хотя слухи о возможности вторжения давно циркулировали), сёла Новолакского района были заняты отрядами пришедших из Чечни боевиков под руководством Шамиля Басаева. Военнослужащие и сотрудники МВД выходили из окружения, некоторые из них были захвачены и, по крайней мере, шестеро солдат в селе Тухчар жестоко убиты. Около десятка солдат из этого села спасены благодаря действиям жителей этого села, чеченцев по национальности. Мирное население, в том числе и чеченцы-аккинцы, опереться на которых, видимо, рассчитывали Басаев и Удугов, не поддержало боевиков, и покинуло район. Аккинцы, в отношении которых федеральное командование открыто придерживалось презумпции виновности, обвиняя в предательстве, в граничащих с Чечней селах Ахар и Шушия оказали сопротивление боевикам.

За неделю части Российской Армии сбросили боевиков с господствующих высот, после чего те, оставив заслоны, ушли из сёл Новолакского района в Чечню. Федеральные силы после массированных бомбежек и артобстрелов заняли сильно разрушенные села.
Дагестанские ополченцы и милиция несколько дней препятствовала возвращению в свои дома чеченцев-аккинцев. В эти дни ополченцы разграбили и разгромили практически все аккинские дома в Новолакском районе, некоторые - сожгли. В погромах ополченцы превзошли боевиков Басаева. Фактически повторялись события в Пригородном районе Северной Осетии в 1992 г. Однако, в последующие дни руководство Дагестана решительными действиями смогло переломить ситуацию и обеспечить возвращение беженцев-аккинцев в свои дома. Тем не менее, межнациональные отношения в Новолакском и Хасавюртовском районах остаются весьма напряженными. В то время, когда власти активно ищут и преследуют пособников ваххабитов и Басаева, расследование преступлений, совершенных против чеченцев-аккинцев практически не ведется.
Недавно Народное Собрание РД приняло Закон РД о запрете ваххабистской и иной экстремистской деятельности на территории Дагестана. Часть норм данного документа противоречит нормам российского законодательства, неоправданно ограничивает права и свободы граждан, подчас сформулированы столь нечётко, что открывают возможности произвола.

***

В первые дни декабря нам пришлось ехать на похороны тестя. Наметившийся прогресс в здоровье переломил тяжелейший для него стресс - бесконечная артиллерийская канонада в Ботлихе. Ежедневно над его домом военные вертолеты выпускали ракеты, и днем, и ночью Ботлих содрогал от применения тяжелых наземных орудий.
Утром 2 декабря с рассветом у могилы тестя собралось более сотни ботлихцев. Несмотря на пронизывающий холодный ветер, каждое утро в течение 7 дней чтение сур из Корана на могиле усопшего считается необходимым. Сегодня голос читающего суры из Корана прерывался грохотом орудий, доносимым из-за Андийских гор с Чечни. В беседе с местными жителями чувствуется, что постепенно люди начинают понимать суть происшедшего, однако античеченские, антиваххабистские настроения ещё не имеют тенденции к спаду. Кроме того, намечаются контуры драки вокруг федеральных средств, предназначенных для пострадавших в ходе контртеррористической операции. В эти дни в район прибыла группа следователей МВД и Прокуратуры РД для рассмотрения жалоб жителей сел Ансалта, Рахата и Тандо. Один из работников местного управления ВД рассказал мне: Я рад, что всеми этими жалобами будут заниматься ребята из Махачкалы. Трудно удовлетворить наших людей. Хотя, их тоже можно понять, некоторые жители, выехавшие из горных селений еще 10-15 лет тому назад, забывшие дорогу в родные села, (кстати, некоторые, приехав в Ботлих, и в самом деле спрашивали, мол, как проехать в такое-то село? ) - такие жители разрушенных, давно заброшенных домов и хозяева домов, построенных из современных стройматериалов, современной планировки - получают компенсацию поровну. Есть, конечно, и случаи включения совершенно посторонних лиц в списки пострадавших. По принципу тебе половина и мне половина. Жалоб более трехсот. Как сказали знакомые сотрудники из Прокуратуры республики, ни одна жалоба не останется без рассмотрения. Хочется верить. (К началу 2000 года Дагестану выделят 1, 5 млрд. руб. для восстановления послевоенной разрухи и к концу февраля 2000 года будет возбуждено 15 уголовных дел, связанных с расходованием этих средств! )

Улетая из Дагестана 6 декабря в аэропорту Махачкалы, как по заказу, я встретился с несколькими активистами по партийному движению. Об одном я уже упоминал - молодой, симпатичный, преданный своим вождям парень, который по заданию ездил в Хасавюрт, чтобы учинить расправу над имамом мечети М-С. Абакаровым. Другой, увидев меня у стойки регистратора, подошел ко мне и спросил:
- Ты, конечно, меня не помнишь, я тот самый твой сторонник, который обеспечивал транспортом все твои поездки. В те времена у меня было 4 автомобиля. Каждый вечер я звонил к твоему заместителю Саидмагомеду (впоследствии муфтий Дагестана, жертва террора), и спрашивал его о транспортных проблемах. До последнего года он меня не забывал, работал я в его системе, однако, его окружение начало на меня нашептывать. Потому в последний год у нас сложились напряженные отношения. Но я его считаю мужественным и умным руководителем, смелым гражданином.
- Честно говоря, я тебя не вспомнил. Чем сейчас занимаешься? Конечно, спасибо тебе за ту помощь, которую ты оказывал нашей партии.
- Ничем я сейчас не занимаюсь. У меня тогда было 4 машины, а сейчас ни одной. Однако руководители ДУМД имеют по два джипа и меня уже не замечают. Ты бы знал, что они творили за спиной Саидмагомеда! Десятки тысяч Коранов, предназначенных бесплатной реализации - продавали. А сезон Умры и Хаджа - это для них период сбора урожая. За счет некоторых богатых представителей власти и теневой экономики периодически совершают поездки в арабские страны, в одной из таких поездок и мне удалось побывать. Их падкость на деньги, их мелочность в этих поездках - вряд ли любовницы досаждают своим богатым ухажёрам такими капризами и потребностями. Ладно, это длинный разговор. Как ты относишься к тому, что произошло в Дагестане с ваххабитами?
- Сожалею, что так случилось. Что же касается всего, о чем ты говоришь - не моя это компетенция и не мое дело. Если ко мне лично какие-то вопросы или претензии, - готов отвечать.
- Вот я и задал тебе этот вопрос. Я был одним из тех, кто готов был убить Багаудина. Если ты помнишь, без конца говорили о необходимости устранения Багаудина. В одном узком кругу, когда очередной раз возник этот вопрос, я конкретно поставил вопрос: Если нужно его устранить, то дайте мне команду, я исполню ваш приказ. Если нет в этом необходимости, прекратите этот разговор. Мне команду не дали. Подождем, не будем торопиться, посмотрим и т. д. Раз еду в сторону Хасавюрта. У кизилюртовского поворота останавливает нас ГАИшник. Там же УАЗик, в нем Багаудин. Перед выездом из машины я убрал автомат Калашникова. Вот пожалел! Говорю своим спутникам: давайте я вернусь за автоматом и прикончим его!. А мои спутники: что, он будет тебя ждать?. Он домой едет, поедем к нему и там его пришлёпнем. Не согласились.
- Сегодня тоже такого же мнения, мог бы так же поступить?
- А ты сомневаешься? Видишь, какие беды на нас навалились из-за него?
Я зарегистрировался и пошел на посадку. На взлетной полосе самолеты из Исламских стран из Катара, рядом стоит иранский лайнер. Во время посадки на самолет, один из пассажиров подал мне газету. Азербайджанскую. В ней интервью муфтия Азербайджана, в котором Шейхуль Ислам Аллахшукюр Паша-Заде говорит: Вооруженное противостояние в Дагестане - это заранее спланированная акция и ответственность за события несут российские власти. Он отметил, что российские власти сами создали условия для усиления религиозного радикализма на Кавказе, что ведет к нарушению стабильности в регионе. Борьбу чеченцев и дагестанцев надо считать национально-освободительной борьбой, а не терроризмом, как пытаются представить официальные власти России, - заявил агентству ТУРАН 20 августа советник президента Азербайджана по внешнеполитическим вопросам АР Вафа Гулузаде. По мнению советника, сегодня Россия фактически продолжает на Кавказе политику крепостной России, которая огнем и мечом покоряла в 19 веке кавказские народы. В результате жесточайшего геноцида против Кавказа, проводником которого выступил царский генерал Ермолов, были убиты сотни тысяч чеченцев, аварцев, лезгин, абхазов и других народов Кавказа. Стёрты с лица земли целые селения. Проводя сегодня военную кампанию на Кавказе, самую крупную после первой Кавказской войны, Россия тем самым объявляет себя правопреемницей царской России, - сказал Гулузаде.

В Ботлихе я узнал еще одно обстоятельство. Накануне вторжения в Ботлихский район на границе с Чечней именно на пути вторжения находился дозор дагестанского ОМОНа численностью до 70 человек. Их вызвали в Ботлих, сняли с задания. На следующий день к утру без единого выстрела боевики Басаева и Хаттаба заняли несколько приграничных сел Ботлихского района. С вершин боевики спускались с грузом до 80-90 кг на спине. Груженный был, по свидетельствам очевидцев, и сам Басаев. Передняя группа мышц нижних конечностей человека намного слабее задних. При спуске с высоты основная нагрузка падает на переднюю группу мышц бедер и голеней. Спускаться с таким грузом практически невозможно - колени сгибаются, человек падает. Потому несколько километров в ночной темноте мятежники спускались задом наперед .

За два дня (! ) до вторжения в Ботлих секретарь Совета Безопасности РД А-Н. Магдигаджиев встретился с журналистами центральных и республиканских СМИ. Дагестанскому народу нет необходимости беспокоиться за безопасность республики, предпринимаются все меры, предусмотренные законом, чтобы защитить ее целостность и обеспечить интересы граждан с их безопасностью - заявил руководитель Совбеза. Для чего Совбез республики, если не предотвращать опасность для граждан республики? Скорее, функция Совбеза та же, что и КГБ с ФСБ обеспечить безопасность лишь руководству республики. В таком случае А-Н. Магдигаджиев прав, безопасности чиновников республики ничего не грозило.

Ботлихский аэродром когда-то был транспортным узлом, соединяющим отдаленные три горных района республики с Махачкалой, на который в день иногда садилось до 8-10 рейсов, а каждый рейс забирал на борт 12-13 человек и в течение 35-40 минут оказывались в Махачкале. К началу 1990-х годов все, что выгодно человеку, стало невыгодно государству. Если мы вспомним, в программе Е. Б. Н. в 1991 году было написано: интересы гражданина выше государственных интересов. К богатой, процветающей России через процветание и благополучие каждого россиянина! Центр воздушных линий в самом отдаленном уголке республики, откуда добираться в город наземным транспортом сегодня нужно тратить более 5 часов, перестал существовать. Взлетно-посадочная полоса заросла бурьяном да чертополохом от начала до конца. Расположен аэропорт в 3 км от с. Ботлих в сторону с. Рахата, Ансалта и, как на ладони, перед линией в горах, занятой мятежниками в 1. 5-2 км по траектории выстрела. Тем не менее, военные вертолеты садятся и базируются на этом аэродроме. Обстрел техники со стороны закрепрайона боевиков происходит именно по прибытии каких-либо высоких военачальников. Так произошло и в день прибытия генерала Квашнина. Руководство района встречает генерала. Как только вертолет сел, прогремел выстрел. Встречавшие мигом юркнули под стоявшую в неподалеку пожарную машину. Из горящей машины выходит Квашнин. Спокойный, будто ничего не произошло. Удивленно посмотрел на делегацию встречающих, устроившихся под пожарной машиной.
- Вас мне вытаскивать, или сами выйдете? - спросил генерал.

В первые дни военные заняли на аэродроме круговую оборону и сутками стояли в позиции самообороны, будто бы они во вражеском окружении. Когда близлежащие высоты напротив расположения мятежников заняли местные ополченцы, в самом деле, военные производили впечатление окруженных с одной стороны на них направлены стволы и орудия мятежников из Рахата, Ансалта, а с другой стороны по той же прямой линии на 100-150 м сзади от военных на мелких холмах расположились ботлихцы, имевшие нелегальное оружие. Его оказалось достаточно - от автоматов Калашникова до гранато- и минометов (вооружены были в Дагестане не только ваххабиты! ). Иногда без всякого приказа и указаний военных, ополченцы над головами военных, расположившихся между боевиками и ополченцами, открывали по движущимся объектам мятежников огонь, Постепенно начали появляться нотки доверия к местному населению. В один из жарких летних дней до начала боевой операции в Ботлихском районе на аэродроме собрались некоторые руководители района. Глава администрации, как уже указывалось, отсутствовал в районе. От него следовали звонки к заместителям: Я скоро приеду, вы пока держитесь!. Прокурор района говорит генералу, указывая на села Рахата, Ансалта, Тандо: Вот, они базируются в этих селах! Сейчас же поднимайте вертолеты, примените артиллерию и уничтожайте этих бандитов вместе с этими селами! " Рядом стоявший представитель администрации района говорит прокурору: Да там же жители этих сел вместе с боевиками находятся, что ты несешь?! Зам. Главы администрации Ботлихского района в эти дни связывается с председателем Госсовета РД М-А. Магомедовым и обсуждает возможность поездки представителей руководства района на переговоры с Басаевым и получает добро на переговоры. О намерении и необходимости переговоров, об одобрении этого высшим руководством республики докладывают генералу Булгакову. Последний кроет многоэтажным председателя Госсовета и говорит:
- Какие, б.. переговоры! Х.. вам переговоры!
Всё же генерал дает добро на переговоры. К мятежникам едет группа во главе с А. Алимагомаевым. Генерал инструктирует группу:
- Обратите внимание на оружие, попытайтесь узнать количество пришельцев, намерения, расположение штаба и т. д. А Ш. Басаеву передайте это - я, генерал Булгаков нахожусь в Ботлихе! Я брал Грозный в 1994-95, я громил их в Чечне и здесь намерен раздавить!
Переговоры с Ш. Басаевым вел А. Алимагомаев.
- Кроме как черной благодарностью мы, ботлихцы, не можем оценить ваш вероломный акт. Вы во многом были спокойны в прошлую чеченскую войну благодаря ботлихцам. Вы могли, не думая о своих стариках, женах и сестрах воевать благодаря дагестанцам. Лично у меня находилось 35 человек беженцев в ту войну. Наш район приютил более 12 тыс. чеченских беженцев. На фоне этого нам не понять то, что вы делаете.
- За то добро и гостеприимство Аллах вас в загробной жизни не забудет! спокойно ответил Шамиль.
- Не известно, кто из нас раньше окажется перед Аллахом. Но ты должен знать - ни хромой Тимур, ни Чингисхан не смогли покорить Дагестан и дагестанцев! Чаще всего они находили здесь свою могилу.
- И это воля Аллаха. Мы воины Аллаха и пришли сюда не воевать с вами. Мы пришли со словом Божьим избавить вас от гнета неверных, будь это русские, будь это наши же, ушедшие от нравственности и морали правители. Мы все мусульмане и находимся на земле Аллаха. А воевать мы будем с теми, кто намерен с нами воевать, - ответил Басаев.
Но периодически охранники Ш. Басаева от гнева начинали играть скулами, крепко сжимая в руках холодные стволы Калашникова. Добились согласия на эвакуацию мирного населения.
- Все желающие могут покинуть свое село. За имущество можете не волноваться, пока мы здесь, мы не тронем ваше имущество, за исключением пропитания. Женщинам и детям советую покинуть село, а молодые мужчины могут и остаться с нами, - сказал Шамиль. Те, кто решил остаться в селе, моя просьба к Вам, находитесь рядом с нами, не пытайтесь в целях безопасности удаляться от нас. Самая безопасная для вас зона рядом с нами, - добавил он.

В последующем он оказался прав. Раскромсали ракетами все село, а те дома, где располагалось командование, остались нетронутыми. Еще представители района, выехавшие на переговоры, застали Басаева в своем штабе под открытым небом с одного из домов вынесли во двор шикарные кожаные кресла с диваном, под деревом в тени поставили стол, вокруг этого стола и расположились командиры. Место расположения штаба, как показывают некоторые оставшиеся в селе жители, Басаев менял не часто. По прибытии в аэродром один из вышедших из села подошел к военным и предложил свои услуги:
- Возьмите меня на борт, я вам покажу в каком дворе они заседают, где расположен их штаб! В селе не осталось ни одного желающего выйти, там только боевики и отказавшиеся выйти.

. Не успела группа руководителей района выйти от мятежников, из Ботлиха в Махачкалу пошла информация: Местное руководство ведет предательскую политику! А. Алимагомаев за 500000 долларов прикрывает боевиков, намерен провести их в Ботлих. Это из-за того, что супруга А. Алимагомаева родом из Ведено и является родственницей Ш. Басаева. До сих пор она была для ботлихцев чеченкой и родственницей Р. Хасбулатова, уважаемого всеми дагестанцами, который не раз гостил в Ботлихе. Депеша пошла в ФСБ, Прокуратуру и в МВД РД. Все в духе 1937 года! Сталина на вас нет! сквозь стиснутые зубы слышишь в годекане и в Ботлихе, и в Агвали, и во всех далеких горных аулах Дагестана. И эти люди считают себя богобоязненными, правоверными, а то и проповедниками небесной религии. Кто, кроме Басаева и Хаттаба мог бы воспитать, исправить, вылечить таких! Сталина вам? Пожалуйста, принимайте!

Коротко о встрече с делегацией руководства Ботлихского района и Ш. Басаева на той стороне прокомментировали так: Он (Алимагомаев А. ) хотел, чтобы моджахеды и Шамиль покинули район. Но когда Шамиль, не вдаваясь в подробности операции, попросил, чтоб ему принципиально объяснили, в чем суть его ошибок (с точки зрения Ислама) и почему именно он, а не российские войска, должны покинуть мусульманские земли, разговор потерял всякую нить логики. А большинство алимов даже согласилось с доводами Шамиля.

После освобождения сел Ботлихского района Дагестана, которое длилось более 3 недель, республику наводнила информация и слухи о грабежах в этих селах, об осквернении мечетей с. Рахата, Ансалта. В с. Рахата у семьи З. ваза, где хранились ювелирные золотые изделия, оказалась наполненной человеческими испражнениями. У многих семей вывезли ковры, бытовую технику, видеоаппаратуру, аж мебель. Достоверно известно другое, несколько арабов в первые дни прихода в эти села вступили в конфликт с Ш. Басаевым. Куда ты нас привел? На войну за освобождение мусульман от иноверцев?! В арабском мире ты не найдешь такие маленькие деревни, где бы функционировали 3-4 мечети! Ты нас привел на войну с мусульманами, мы не будем воевать! Часть исламских боевиков покинула территорию Ботлихского района и ушла на территорию Чечни. Боевики мотивировали это тем, что они ввязались в авантюру, которое не приведет к желаемому результату - из официальной хроники Правительства Дагестана от 10 августа. Полевой командир Арби Бараев, вернувшийся из Ботлихского р-на РД и участвовавший в боях против федеральных войск, отметил, что "вся Ботлихская кампания была авантюрой. " Говорят и о другом, о радиоперехвате разговора Ш. Басаева с кем-то, похожим по голосу на Б. Березовского: Мы о чем договаривались? Почему авиация включена в бой, почему наносится ракетный удар?. Извини, Шамиль, ситуация вышла из-под контроля. Беженцы из Ансалта, Рахата только вернувшиеся из этих сел, поднимались с военными на вертолет и пальцем указывали на дом, в котором расположился штаб Басаева, просили ударить по ним. Однако ракеты уходили от объекта. Аллах уводил их или что-то другое тут играло роль?.. Жители с. Ботлих мне рассказывали, что в один из августовских дней на горе Хамил Ин, что переводится Ослиное Ухо, высадился калужский ОМОН в количестве около 80 человек. Гора просматривается из центра села Ботлих как на ладони. Ботлихцы смотрели в бинокль на театр военных действий. Шла ожесточенная перестрелка с боевиками, занимавшими высоту. Через некоторое время после высадки десанта, вступившего в перестрелку с боевиками, над горой закружил российский вертолет. Несколько ракетных ударов и около 60 трупов калужан вывезли с этой горы. Это в один день. Слухи, или факт, упущенный СМИ? Это война с минимальными потерями. Если бы во время миротворческой операции НАТО на Балканах погибло за один день десяток военнослужащих НАТО, думаю, что не один генерал сел бы за решетку. Но наши жизни самые дорогие. Только генеральские. Кстати, во время событий на Балканах не погиб ни один солдат миротворческих сил НАТО. Жертвы в Югославии едва превысили две тысячи.

В последние дни военных событий в Ботлихском районе пришедшие из этих сел утверждали, что боевики ушли, что в селе нет никого, кроме стариков и больных жителей этих сел. Тем не менее, самые ожесточенные бомбежки на уничтожение сел с применением вакуумных бомб начались после ухода боевиков. Так, с. Тандо было уничтожено полностью. По возвращении жителей с. Ансалта, с. Рахата, - а они вернулись после зачистки войсками, - в самом деле, мечети были загажены, клочки Коранов, религиозной литературы валялись то там, то тут, дома ограблены.
Вернувшись в свой аул, Садо нашел свою саклю разрушенной: крыша была провалена, и дверь, и столбы галерейки сожжены, и внутренность огажена. Сын же его был привезен мертвым к мечети на покрытой буркой лошади. Он был проткнут штыком в спину. Он только что вернулся с своего пчельника. Бывшие там два стожка сена были сожжены, были поломаны и обожжены посаженные стариком и выхоженные абрикосовые и вишневые деревья и, главное, сожжены все ульи с пчелами. Вой женщин слышался во всех домах и на площади, куда были привезены еще два тела. Ревела и голодная скотина. Фонтан был загажен, очевидно нарочно, так что воды нельзя было брать из него. Так же была загажена и мечеть, и мулла с муталимами очищали ее. О ненависти к русским никто и не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истреблять их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения (Лев Толстой, Хаджи-Мурат ). История повторяется? И еще. О сегодняшней ситуации в Чечне, тоже Л. Толстой: Перед жителями стоял выбор: оставаться на местах и восстановить с страшными усилиями все с такими трудами заведенное и так легко и бессмысленно уничтоженное, ожидая в любую минуту повторения того же, или, противно религиозному закону и чувству отвращения и презрения к русским, покориться им. Неужели российские генералы не читали Л. Толстого?

Еще о грабежах, мародерстве. В прошлую чеченскую войну Саламбек Хаджиев был ставленником марионеточного режима Москвы. В своем интервью он и тот не выдержал: Мы задерживаем до 10 групп мародеров в день. В Грозном находится 40 тысячная группировка российских военнослужащих. Примерно 2000 из них уголовники, психически ненормальные или просто деградировавшие личности
На войне правды не будет. Там правит калашников. Но документы прошлой чеченской войны говорят о многом. Выдержка из книги Подготовка разведчика. Система спецназа ГРУ (приводится ПЦ Мемориал в книге "Россия - Чечня: цепь ошибок и преступлений" )
.. пленного надо еще допросить, и если он представляет ценность для командования, то не уничтожить после допроса, а транспортировать на базу. {...} можно не беспокоиться насчет того, удобно ли пленному во время транспортировки. Лишь бы не задохнулся. Поэтому затыкать ему рот тряпкой и вставлять деревянный кляп следует неглубоко. Что же касается тряски, ушибов, ссадин, онемения связанных конечностей, все это не имеет значения. Ведь в большинстве случаев пленный подлежит ликвидации сразу после допроса.

В сентябре 1999 года А. Масхадов попытался встретиться с руководством Дагестана и обсудить сложившуюся ситуацию. Возможно хотел объясниться, извиниться, предложить свои услуги по обузданию непримиримых - не знаю, чего он хотел и о чем он хотел говорить. С момента сообщения о предстоящей встрече по СМИ было ясно, что встреча эта не состоится. Во-первых, в подобной ситуации о таких встречах узнают лишь после того, как она состоялась. Во-вторых, настрой военных, высшего руководства РФ был не в пользу мирного урегулирования. Дагестаном руководит не Р. Аушев, без ведома и согласия Москвы М-А. Магомедов никогда не сделает ни один шаг. Попытка контакта президента Ичкерии с руководством Дагестана была превращена в театрализованное представление: народ не допустил руководителя агрессоров на территорию Дагестана. При наличии желания встретиться, договориться и при одобрении этого высшим руководством страны хотел бы я видеть тех представителей народа, кто захотел бы помешать этой встрече! Да и знать об этой встрече не знали бы, пока она не завершится. Народ Дагестана показал свою мудрость и мужество, - скажет и. о. Премьера РФ В. Путин после завершения спектакля.


Контртеррористическая операция в хронике.

Командование Объединенной группировки МО РФ в Республике Дагестан уполномочено заявить, что утверждения некоего агентства Кавказ-Центр о нанесении ударов по Чечне, населению республики абсурдны и лживы. Это заявление сделано в конце августа в Махачкале. В лживости сообщения агентства Кавказ-Центр мы убедились.
Война как таковая не признана ( контртеррористическая операция, восстановление конституционных норм ). Понятие военнопленные игнорируется (все российские солдаты, офицеры, находящиеся на той стороне заложники, а чеченцы в руках у российских войск террористы, подлежащие уничтожению после форсированного допроса ). Полное отсутствие понятия беженцы. Широка страна моя родная, Мой адрес ни дом и не улица... - хоть ты в овраге или в пещере, - ты в своей стране, значит дома. Цель всех этих ограничений одна: с помощью оружия или путем создания невыносимых условий жизни физическое истребление чеченцев как нации, уничтожение исламистов всего региона. Если бы мы назвали войну войной, беженцев беженцами, военнопленных военнопленными, то пришлось бы давать полный доступ Международному Красному Кресту и Полумесяцу, пришлось бы соблюдать Международные правовые нормы ведения боевых действий, главное - десятки тысяч чеченских семей получили бы возможность выехать в те страны, которые оказали бы им гостеприимство. Косовские мусульмане десятками тысяч выезжали во все страны мира, включая Израиль. Косовские албанцы не задерживались в палаточных лагерях более 3 недель. Косовские беженцы в тех же палаточных городках получали бесплатное питание на сумму 700 дойч-марок в месяц на душу. И, наконец, косовские мусульмане получали квалифицированную медицинскую помощь независимо от политических взглядов и месторасположения. Кстати, о питании. В Ингушетии в одном из лагерей для беженцев, тьфу, для временных переселенцев, или, как их там по нашему... журналистка решила проверить сопроводительные документы на продукты питания, выдаваемые обитателям этого лагеря. Выяснилось, что банка тушенки, которая в местной розничной торговой сети стоит около 13-14 руб., по накладным МЧС приобретена чуть ли не за 20 руб. Списание денег. С каждой банки тушенки прикарманивается чуть ли не 10 руб. Кому война, а кому мать родная.

Совершенно не укладывающееся в реальную ситуацию информационное обеспечение контртеррористической операции. На телевизионном экране продолжительная, ожесточенная стрельба между боевиками, находящимися на заранее укрепленных высотах, и армейскими частями, штурмующими эту высоту. Сообщение спецкоров: В ходе продолжительного и ожесточенного боя федеральные силы несут потери - 1 человек убит, ранено двое Так, 14 сентября при взятии высоты 715 в Новолакском районе погибло 16 человек федеральных сил, по ТВ сообщили о двоих погибших. Цифра занижена в 8 раз.
В разгар перелома военных событий в Чечне, 12 января программа Сегодня в 19-10 передает: В руках у ФСБ появились доказательства о причастности чеченцев к взрывам в Москве, после чего показывают какие-то подвалы в Чечне, лабораторию по производству взрывчатки в Урус-Мартане, который почти месяц контролируется российскими войсками. Именно гексагена, и тут же на экране руины на Каширке. Однако, нет у следствия ни одного исполнителя или заказчика этого террористического акта - добавляет диктор НТВ М. Осокин, снимая с себя грех. Психологическая обработка? Очередное обоснование военной операции путем нагнетания страстей, очередная подпитка, допинг? Ведь и в начале военных действий российские военные с поля боя давали интервью: Мы отомстим за погибших в Москве и в Волгодонске!
В конце декабря ТВ сообщает, что министр обороны РФ И. Сергеев заявил о том, что к завтрашнему дню какой-то район Грозного будет взят. За несколько дней до того, И. Сергеев возмущенно беседовал с журналистами: Мы никого и ничего не берем, мы не захватываем. Мы освобождаем! Что за вопросы, что за лексикон?! Ох, этот могучий, богатый русский язык! Вертолет сбит. Вертолет разбился. Финальный результат и последствия вроде одинаковые, а разница то какая!

Главкому ВВС РФ задают вопрос:
- А правда ли, что на днях в Чечне мятежниками был сбит самолет ВВС, об этом сообщают зарубежные средства массовой информации?
- Нет, неправда. Они, как всегда врут. В ходе боевых действий самолет получил повреждение, в результате чего столкнулся с землей.

Так, через несколько недель после начала военной операции на территории Ичкерии, ТВ сообщает о взятии Н. Хачилаева. Преподносится это как результат какой-то спланированной совместной спецоперации Российских спецслужб и армии. Зная Надыра, могу сказать, - не могли его брать никто, если бы он сам того не захотел. Обещанные подробности взятия Н. Хачилаева отсутствуют по сей день. Подробности же эти уместятся в три строки. После боевых действий в Кадарской зоне Н. Хачилаев добрался до Махачкалы и спокойно жил у себя дома. Свободно перемещался по территории республики. Купил авиабилет до Москвы, прошел спецконтроль и вылетел в Москву. У трапа во Внуково его весьма любезно встретили сотрудники ФСБ и попросили пройти в помещение аэропорта для беседы, откуда был доставлен в Лефортово и объявлен заключенным. Спецоперация? Жаль, что пару золотых звезд Героя России не дали сотрудникам спецслужб, что они, рискуя жизнью, из рук до зубов вооруженных бандитов вырвали террориста мирового масштаба!

В начале января после освобождения Шали и Аргуна чеченцами, генерал Казанцев заявил: ситуация находится под контролем российской армии. Боевики предприняли попытку овладеть этими населенными пунктами. Это из-за того, что не была проведена подобающая зачистка населенных пунктов. Отныне беженцами будут считаться женщины, мальчики до 10 лет, старики старше 60 лет. Это заявление Казанцева лишнее доказательство тому, что весь чеченский народ как один встал на защиту Родины. А как иначе объяснить то, что с 11 лет до 60 лет мужское население Ичкерии воюет против российской армии? Спустя сутки радио Эхо Москвы опровергло заявления Казанцева: Шали и Аргун находится под контролем боевиков, идут ожесточенные бои у железнодорожного вокзала, школы.
Перед Западом российские генералы пытаются показать, что чуть ли не половина чеченских населенных пунктов добровольно приняли армию, а ракетно-бомбовые удары наносятся точечные, с максимальным сохранением мирного населения. А вот что говорит по этому поводу радио Эхо Москвы:
РАКЕТНЫЙ ОБСТРЕЛ ГРОЗНОГО 21 ОКТЯБРЯ 1999г.
Около 18: 10 21 октября 1999 г. в некоторых районах Грозного прогремели взрывы. Один из них произошел на Центральном рынке среди прилавков, где идет торговля кожаной одеждой и продуктами питания. В телевизионных репортажах на следующий день были показаны разрушения на рынке и деформированные металлические обломки. По словам очевидцев, это были остатки ракет земля-земля.
По сообщению корреспондента радио Свобода, один из взрывов произошел во дворе родильного дома. Погибли 13 рожениц, 15 новорожденных, а также 7 человек, ожидавших автобуса на остановке. Среди них была жительница Грозного Наталия Эстимирова.
ЭСТИМИРОВА: Минут 20 пятого по местному времени, то есть 20 минут шестого по Москве, я закончила монтаж на телевидении. Было светло, когда я села в автобус. Вслед за мной село еще несколько человек, так что нас в автобусе было человек семь. Я видела, как дорогу переходили (это было последнее, что я видела) трое девушек и молодой парень. Потом я не помню: слышала я взрыв или нет, - но я помню, что от здания роддома на нас понеслось страшное бурое облако. И мы все бросились из автобуса к развалинам дома, который стоял рядом. Но здание это очень прочное, старое, кирпичной кладки. Впереди меня бежала одна женщина и мужчина. Вдруг он споткнулся и упал. Мы забежали, где развалины, и потом были еще взрывы.
Я потом уже поняла, что по мне были, видимо, удары осколков кирпичей, и увидела царапины на руке. Это, видимо, тогда произошло. И как только мы туда заскочили, туда занесли девочку лет 12, у которой было очень много касательных ранений.
Наутро я должна была уезжать в Назрань: у меня была договоренность с моим знакомым, что его водитель меня отвезет на автостанцию. Он рассказал, что они до 12 ночи возили раненых в 9-ю больницу. Они насчитали 75 трупов и около 150 раненых. Я его спросила: в военной форме были среди них? Он сказал: Я не думаю, потому что это были женщины в основном и дети.
От него я узнала, что ракеты ударили еще и в поселке Калинина. Это часть Грозного. Причем, что самое подлое, это такая мирная часть Грозного, куда во время обстрелов, например, в августе 1996 года, когда была сильнейшая бомбежка, там выходили беженцы, именно в поселок Калинина. И три дня мы пережидали там. Он, правда, тогда тоже обстреливался, но не до такой степени. Так вот он говорил: оттуда привезли пятерых очень тяжело раненых детей, которые пошли за водой. Вот в этот момент они и попали под обстрел.
ВЕДУЩАЯ: По словам заведующего отделением реанимации 9-й городской больницы города Грозного, только туда, именно в реанимацию, поступило 70 человек раненых.

На следующий день начальник оперативного управления чеченских вооруженных сил Мумади САЙДАЕВ говорил о 137 погибших и свыше 250 раненых. По его словам, взрывы произошли на рынке, возле бывшего почтамта, близ резиденции МАСХАДОВА, и в поселке Калинина в Ленинском районе, а за несколько секунд до взрывов над Терским хребтом, севернее Грозного, были видны яркие вспышки, озарившие небо.

Комментарии должностных лиц РФ.
В течение дня 22 октября должностные лица разного ранга дали к происшедшему накануне, как минимум, пять существенно различающихся комментариев.
Руководитель Российского информационного центра Александр МИХАЙЛОВ в интервью утренней программе Новостей телеканала НТВ заявил, что ни одного боевого вылета на Грозный самолеты федеральных сил накануне не совершали, не применялись и тактические ракеты земля - земля. МИХАЙЛОВ не исключил, что взрыв в Грозном стал результатом теракта, подготовленного самими боевиками.
Руководитель Центра общественных связей ФСБ Александр ЗДАНОВИЧ в интервью на Радио России заявил, что Федеральная служба безопасности РФ не имеет отношения к взрывам в центре Грозного, в том числе, на городском рынке, заметив однако, что у ФСБ имелись данные о том, что на рынке складировалось оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества. Более того, боевики, считая, что по скоплению людей не будет нанесен удар ни авиацией, ни артиллерией, складировали там большое количество боеприпасов. Поэтому мы не исключаем, что мог произойти самопроизвольный подрыв боеприпасов, приведший к гибели людей".

На пресс-конференции в Хельсинки Председатель Правительства РФ Владимир ПУТИН сказал:
"Могу подтвердить, что, действительно, имел место какой-то взрыв в Грозном на рынке. Но хочу обратить внимание представителей прессы на то, что имеется в виду не просто рынок в общепринятом смысле этого слова, имеется в виду рынок вооружений. Так это место в Грозном называется. Это база оружия, склад оружия. И это место - один из штабов бандформирований. Мы не исключаем, что взрыв, который там произошел, является результатом столкновений между противоборствующими группировками".
Наконец начальник Организационно-мобилизационного управления Генштаба РФ, генерал-полковник ПУТИЛИН заявил:
"Никакие удары в это время по Грозному не наносились, и вооруженные силы к этому делу не причастны. В связи с тем, что Грозный в настоящее время не контролируется Вооруженными силами России, подтвердить объективность первого заявления, которое было сделано, объективной возможности пока не представляется".
Командующий группировкой войск Запад, генерал-майор Владимир Шаманов в прямом эфире программы Глас народа на вопросы корреспондентов, что же произошло в Грозном 21 октября, ответил так.
ШАМАНОВ: У нас принципиальная установка, и мы жестко договариваемся: мы по населенным пунктам огневое поражение не наносим.
Второе. Исходя из объективного контроля, отдельные удары наносятся в основном авиацией по заранее разведанным и, как минимум, из трех источников подтвержденным целям. Поэтому я ответственно заявляю, что сегодня те удары, которые наносятся, наносятся по объектам боевиков.
Я скажу достоверно, как происходило это событие. Я в это время отдыхал. Ко мне постучался начальник радиоэлектронной борьбы и говорит: Товарищ командующий, большой радиоперехват в северных направлениях Грозного. Я сразу прибываю в центр радиоперехвата, где шли перехваты о том, что полевой командир убит, брат полевого командира ранен, требуется срочная помощь. В общем, работало порядка 40-50 корреспондентов. Чувствовалась большая паника, чувствовалось, что удар был нанесен настолько точно, что противник, террорист, находился в растерянности, причем в мощнейшей. Но это могли быть ракетные удары, примененные авиацией или сухопутными войсками, или высокоточным оружием.
ВЕДУЩАЯ: А вот, что говорит журналистка из Грозного, очевидец событий Наталья Эстимирова.
ЭСТИМИРОВА: Когда мы говорили с людьми, было ясно, что ведется война не с террористами, не с ваххабитами, а с мирным населением. Я, например, вижу в этом то, что войну против террористов превращают в войну народную. И мы собрали массу свидетельств этому.
Люди рассказывают так. К ним приехал брат Шамиля Басаева (это было 6 октября) и потребовал, чтобы ему дали 20 парней в его отряд. Мусульманский судья и старики отказали. Они сказали: наши ребята не хотят туда идти. Он ушел, а на следующий день их бомбили.
Из Замай-Юрта рассказывали так. Проходили утром боевики, они проходили через село часов в пять, а потом весь день кружили самолеты. А люди уже привыкли к ним, выходили и просто глазели. И вот вдруг самолеты ударили совершенно неожиданно для людей. В Замай-Юрте, в центре села, молодежь собралась, вот по ним-то и ударили. Это были люди, которые не собирались воевать.
ВЕДУЩАЯ: Таким образом, высшие должностные лица РФ и руководство Генштаба не только лгали, пытаясь скрыть причины взрывов в Грозном, но и несут прямую ответственность за массовую гибель гражданского населения.

Андрей БАБИЦКИЙ: Удар по Центральному рынку Грозного, той его части, на которой торгуют не продовольствием, а одеждой, посудой, аппаратурой и прочим, застал людей под конец базарного дня, когда все после работы торопятся сделать необходимые покупки. Сегодня утром мы все побывали на рынке. Целый квартал лоточков, будочек и навесов снесен взрывом.
Петр ВАЙЛЬ (ведущий): Иными словами, это был обыкновенный колхозный рынок, как это раньше называлось?
А. БАБИЦКИЙ: Да, это абсолютно обыкновенный колхозный рынок, там торгуют продуктами, а там, куда упала ракета, там торговали вещами.
Мы находились у здания Генерального Штаба во внутреннем дворике. И в это время прогремели два взрыва, после чего мы спустились в подвал. Взрывы прогремели совсем недалеко от нас, буквально в 50-60 метрах, нас спасло то, что ракеты упали с внешней стороны здания и фактически ударили по фасаду.
По словам заведующего отделением реанимации 9-й городской больницы г. Грозного, только туда поступили где-то в 17: 15-17: 20 [учитывая разницу по времени с Москвой в один час - прим. сост. ] около 65-70 человек раненых (НТВ, Сегодня, 22. 10. 1999).
А. БАБИЦКИЙ: Мы поехали в 9-ю городскую больницу, + и там мы застали чудовищную картину: залитые кровью полы и огромное количество раненых. Раненых, убитых, и умирающих прямо на наших глазах людей подвозили каждую секунду. Автобусы, микроавтобусы, легковые машины. Весь внутренний дворик больницы был заставлен машинами с тяжелоранеными людьми, которых не успевали вносить в больницу. Я скажу, что насчитал около тридцати человек, и не всегда было понятно, кто просто ранен, а кто уже мертв.
Хасин РАДУЕВ: Все ракеты взорвались в центральной части города, на Центральном рынке, торговые ряды которого функционируют практически круглосуточно - погиб 61 человек. В мечети поселка Калинина в часы вечерней молитвы оказалось около 60 человек. 41 погиб. Одна из ракет взорвалась во дворе единственного в Грозном действующего родильного дома. Жертвами стали 13 женщин и 15 новорожденных малышей. Еще 7 человек погибли от осколков на стоянке перед зданием роддома. Много раненых у Главпочты, где на автостоянке в момент взрыва находились несколько автобусов с пассажирами.
Уцелевшие свидетели так описывают случившееся в районе рынка:
Диктор: Местные жители говорили, что видели, как что-то взрывалось в воздухе.
Жительница Грозного: Три снаряда оттудова, три раза, и как будто в воздухе она взрывается, и потом эти осколки летят. Не знаю, они в воздухе вроде бы взрывались. (НТВ, Сегодня, 22. 10. 1999).
Списки погибших были неполны, так как родственники забрали многие тела для похорон, и неизбежно пополнятся, так как около ста раненых находятся в критическом состоянии. На следующий день начальник оперативного управления чеченских вооруженных сил Мумади САЙДАЕВ говорил о 137 погибших и свыше 250 раненых (Интерфакс).

1. 2. Комментарии должностных лиц РФ
В течение дня 22 октября должностные лица РФ разного ранга дали как минимум пять существенно различных комментариев к происшедшему накануне.
Александр ВЕКЛИЧ, начальник объединенного пресс-центра федеральной группировки войск на Северном Кавказе, в интервью телеканалу ОРТ заявил, что в четверг в районе рынка в Грозном была проведена спецоперация против торговцев оружием.
По данным разведки, вчера в районе Биржа в городе Грозном был обнаружен рынок, на котором шла продажа оружия и боеприпасов террористам. В результате специальной операции рынок вместе с оружием и боеприпасами, а также торговцами оружия уничтожен. Особо хочу подчеркнуть, что операция проводилась вневойсковыми способами и без применения артиллерии и авиации.
Отвечая на вопрос, не пострадали ли в ходе спецоперации мирные люди, ВЕКЛИЧ сказал:
Вы знаете, в темное время суток мирные люди не ходят по рынку, где продается оружие бандитам и террористам, а сидят дома. Поэтому, там если и были пострадавшие, это были пострадавшие те, кто продает оружие и боеприпасы бандитам, обеспечивает их.

На пресс-конференции в Хельсинки председатель Правительства РФ Владимир ПУТИН отрицал причастность федеральной стороны к происшедшему, и фактически дезавуировал слова А. ВЕКЛИЧА:
Есть информация о том, что проводилась какая-то спецоперация со стороны федеральных сил. Да, такие операции проводятся регулярно, есть основания полагать, что такая операция проводилась и вчера, но это никакого отношения не имеет к событиям, происшедшим в Грозном.
Наконец, начальник организационно-мобилизационного управления Генштаба РФ генерал-полковник ПУТИЛИН также дезавуировал заявление ВЕКЛИЧА.
На следующий день последним словом федеральной стороны стала версия, вобравшая в себя три вышеприведенные; ее озвучил Валерий МАНИЛОВ, первый заместитель начальника Генштаба ВС РФ:
Если говорить о самых последних операциях, в том числе о той, которая была проведена 21 числа, то это была невойсковая операция специальная, и она проводилась в ГРОЗНОМ. В результате этой стремительной специальной операции произошло столкновение между двумя крупными, давно враждовавшими между собой противоборствующими бандитскими формированиями, и самую острую фазу, кульминацию эта схватка между этими двумя бандами получила вблизи одного из очень крупных складов вооружения и боеприпасов. Этот склад находится, вернее сказать теперь, находился рядом с территорией, на которой продолжительное время осуществлялась торговля оружием, боеприпасами. На этом складе, как показывают оперативные разведывательные данные, было сосредоточено огромное количество самых различных боеприпасов, различных типов вооружения, в том числе и ракетного. Так вот, в результате этой интенсивной перестрелки, о чем мы сообщали еще и раньше, видимо один из залпов или трассирующих... произошло попадание в этот склад боеприпасов и вооружений, и произошел мощный взрыв. (НТВ, Сегодня, 23. 10. 1999, 19: 00)

1. 3. Выводы
Как заметил В. ПУТИЛИН, комментируя случившееся на рынке в Грозном: Если бы туда упали эти ракеты или был бы рынок поражен тремя ракетами класса земля-земля, то поражения были бы абсолютно не такие... (РТР, Вести, 22. 10. 1999, 19: 00)
Действительно, взрыв одного или нескольких компактных мощных взрывных устройств на уровне земли в данном случае исключен. Даже телевизионные репортажи позволяют сделать несколько выводов о характере поражения территории грозненского рынка:
* Во-первых, в торговых рядах устояли все вертикальные элементы (стойки и т. п. ), в то время как горизонтальные (навесы и перекрытия) снесены, расколоты, пробиты осколками;
* Во-вторых, на крупных планах видны характерные следы готовых убойных элементов (шариков), используемых в шариковых бомбах, которыми, в частности, снаряжаются кассетные боеприпасы (как авиационные, так и боеголовки ракет), фугасный же эффект при взрыве был незначителен, постройки, видимые на экране, устояли.
* Наконец, металлические обломки, которые демонстрировались в репортажах, похожи на фрагменты тактических ракет (управляемых или неуправляемых), допускающих кассетное снаряжение суббоеприпасами (в том числе и шариковыми бомбами).

Телевизионные кадры и рассказ жительницы Грозного исключают версии ЗДАНОВИЧА о самопроизвольном взрыве боеприпасов, ВЕКЛИЧА о специальной операции и ПУТИНА о столкновении между противоборствующими бандформированиями. Если бы одна из них была верна, то имели бы место взрыв на уровне земли и, соответственно, совершенно иная картина разрушений.
Ранее в распоряжении ПЦ Мемориал уже имелась информация о применении в Чечне тактических ракет в кассетном варианте. 10-11 октября в ходе опроса беженцев из Чечни в лагерях в Ингушетии представителями ПЦ Мемориал и Гражданского содействия некоторые беженцы из Урус-Мартана говорили, что начиная с 8 октября в районе Урус-Мартана и села Рошни-Чу взорвались несколько ракет с кассетным снаряжением. Но так как они, по-видимому, взорвались вдали от построек и скоплений людей и не привели к человеческим жертвам, беженцы не акцентировали на этом внимание. О том же сообщали и СМИ:
+ Используется и высокоточное оружие. Минувшей ночью по боевикам были выпущены 4 тактические ракеты земля-земля среднего радиуса действия. + (ОРТ, Время, 11. 10. 1999; 21: 00)
Таким образом, наиболее вероятным объяснением взрыва 21 октября в районе грозненского рынка является использование тактических ракет с кассетными боеголовками.
Такое же мнение высказал в беседе с директором московского бюро Радио Свобода Савиком ШУСТЕРОМ и президент Ингушетии Руслан АУШЕВ (23-10-99, Liberty Live). Он отверг как смехотворную версию о взрыве склада оружия:
Р. АУШЕВ: Я видел пожары на войсковых складах. Даже когда взрывались самые большие склады на Дальнем востоке - ну, один - два раненых. А тут такое точное попадание и столько трупов, и столько раненых. Понятно, для меня, как военного, что нанесли удар тактическими ракетами.
По словам генерала АУШЕВА, в Ингушетии и Северной Осетии слышали, как пролетали эти ракеты, которые, по всей вероятности, были пущены с базы 58-й армии близ с. Тарское на территории Северной Осетии. Он выразил сомнение, что решение об ударах по Грозному могло быть принято на уровне командующего армией:
Р. АУШЕВ: Нет, на самом верхнем. Все принимается на самом высоком уровне. Применялись ракеты земля - земля, в принципе, носители ядерного оружия. Когда вопрос обсуждался, какие силы и средства будут задействованы, когда операция планировалась, там дали добро. Я думаю, что президент об этом знает. Кто возьмет на себя ответственность без президента использовать ракетные войска?
Наконец, 26 октября 1999 г. в телевизионной программе Евгения КИСЕЛЕВА Глас народа (телеканал НТВ) командующий группировкой федеральных сил Запад генерал-майор Владимир ШАМАНОВ признал, что взрывы в Грозном 21 октября произошли в результате ракетного удара, нанесенного федеральными войсками:
В. ШАМАНОВ: Видимо, были применены средства старшего начальника.
Е. КИСЕЛЕВ: Что такое средства старшего начальника?
В. ШАМАНОВ: Это могут быть или ракетные удары, примененные авиацией или сухопутными войсками, или высокоточное оружие.
На вопрос о том, кто имел право отдать приказ о применении таких видов оружия, последовал ответ:
В. ШАМАНОВ: Это вопрос не ко мне, это вопрос к вышестоящему начальству.
Е. КИСЕЛЕВ. Вы можете дать такой приказ?
В. ШАМАНОВ. Нет, у меня таких средств нет.
Таким образом, высшие должностные лица РФ и руководство Генштаба не только лгали, пытаясь скрыть причины взрывов в Грозном, но и несут прямую ответственность за массовую гибель гражданского населения.

*****

Кассетные боеголовки ракет, снаряженные суббоеприпасами с готовыми убойными элементами предназначены для поражения незащищенной живой силы на больших площадях, и неизбирательное их применение, тем более - применение против гражданских объектов, является безусловным нарушением норм гуманитарного права.
Пока мы не имеем списка погибших и раненых, и не можем оценить соотношение мужчин и женщин среди них. В кадрах телевизионных репортажей, где были показаны тела погибших, мы видели только женщин. Рынок в центре Грозного работал все последние годы. Его посещали практически все журналисты, работающие в Чечне (за 3 часа до трагедии там побывала корреспондент агентства Эпицентрум Петра ПРОХАЗКОВА), которые могут подтвердить, что он никогда не был и тем более не назывался рынком оружия.
Нельзя без ссылки на очевидцев говорить и писать о том, что творится вокруг Ичкерии. Вернемся в Интернет, на страничку ПЦ Мемориал:

Анна Политковская
ТЕРЕК ВПАДАЕТ В БАЛТИЙСКОЕ МОРЕ
ВОЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ
На Северном Кавказе армия творит все, что хочет?
Война, которую рисуют стрелочками большие генералы в Генштабе, совсем не та, что разворачивается на самом деле. К пятнице, 29 октября, смачно, по-армейски плюнув, по крайней мере, на две конституции (Российской Федерации и Республики Ингушетия), некие люди в камуфляже и чаще всего без погон заняли часть Ингушетии. Они заминировали участки обочины трассы Ростов Баку. Там, где им захотелось. А также выставили новенькую уж действительно с иголочки колючую проволоку. Опять же в тех местах, где им приглянулось...
Военный переворот свершился и здесь. И стал развиваться по собственным законам, послав на все известные буквы гражданские законы.
Во всем виноваты гражданские власти... Командование КПП призывает сохранять спокойствие... Дорога справа и слева заминирована... Не допускайте несанкционированного перехода... несется над окраинами станицы Орджоникидзевской чеканный офицерский голос, записанный на пленку и усиленный мегафоном. Над головами тысяч людей проносятся на бреющем вертолеты. Танки, рассредоточенные по полю, выползают из укрытий и переводят башни на толпу, в которой в основном женщины.
Что же творится?
Мы наводим порядок, говорит пехотный полковник, заместитель командира мотострелковой дивизии Анатолий Хрулев. Он назначен комендантом КПП Кавказ - той самой границы между Ингушетией и Чечней, через которую решением военных закрыт проход беженцев.
Мы говорим с полковником Хрулевым под аккомпанемент градовых ударов по Серноводску. В 15.10 все присутствующие могут наблюдать, как перестал существовать ванный корпус бывшего серноводского курорта...
Полковник Хрул_в воюет с 13 сентября. Он производит странное впечатление: откровенный человеконенавистник. Его основной тезис: я не дам ИМ размножаться. ИМ - это чеченцам и ингушам. Размножаться - значит иметь детей.
Рядом несколько офицеров. Они одобрительно машут головами. Цепь перед офицерами внимательно прислушивается к нашему разговору. Она состоит из 30 40-летних мужчин с автоматами, но без знаков различия. С ними командир с узкой моджахедской бородкой. Он разговаривает с подъезжающими ингушскими чинами, не вынимая рук из карманов, и то и дело сплевывая направо и налево. Наконец он объясняет, кто такие его люди: спецподразделения Министерства юстиции РФ. И добавляет: знайте, Минюст теперь тоже силовое ведомство.
Полковник Хрулев продолжает с болью в голосе: У меня девять солдат убито, девятнадцать раненых, и поэтому..
Он матерится на толпу чеченок, загнанных им за колючую проволоку, и время от времени напоминает им об их ответственности за взрывы в Москве. У полковника приказ никуда никого не пускать. Каждые 15 минут он объясняет толпе, что ее главные враги на сегодня ингушские гражданские власти. Наконец подъезжают телекамеры, и тогда полковник Хрул_в начинает новый этап информационной войны. Он сажает операторов на БТР и при камерах перевозит некоторое количество больных и раненых, грудных и беременных.
Уезжают камеры, перевоз прекращается. Полковник Хрулев сокрушается: Я совершил беззаконные действия, не должен был перевозить вообще.
А вы, собственно, тут на основании какого закона? И какой закон нарушили?
У меня приказ. Мой закон приказ.
Маленький мальчик неожиданно выбегает в поле. Он кричит и ищет маму, полковник Хрулев дает приказ солдатам схватить его и, подняв над землей, доставить на КПП:
Мы сейчас его воспитаем на фильтре!
Мальчик кричит. Толпа его еле отбивает. Полковник говорит о своем великодушии.
29 октября гражданские власти Ингушетии и близко не подпускались к военным позициям. У станицы Нестеровской в нескольких километрах от Орджоникидзевской погонники захватили приготовленные там для беженцев 80 так называемых Лужковских вагончиков (гуманитарная помощь Москвы) и объявили их своими зимними квартирами. МЧС Ингушетии отправилось вызволять вагончики, но их встретили дула автоматов.
Кто в стране у власти? Вы точно знаете, что гражданский президент?
Станица Орджоникидзевская, Ингушетия

***

Представитель общества Мемориал А. Н. МИРОНОВ с 9 по 12 октября 1999 г. находился в Чечне.
При посещении горного села Элистанжи МИРОНОВ зафиксировал зону сплошных разрушений (300 на 800 м). По словам местных жителей, разрушения возникли 7 октября около 12 часов дня в результате бомбардировки с большой высоты. Характерной особенностью разрушений является взаимное перекрывание зон поражения отдельных боеприпасов. Таким образом, имела место ковровая бомбардировка.
34 человека из числа погибших, похоронены на кладбище в с. Элистанжи; согласно списку, составленному со слов местных жителей, это в основном женщины и дети. Кроме того, тела погибших в Элистанжи беженцев из других сел, укрывавшихся там (число их не установлено), были увезены родственниками для похорон на родовые кладбища. Относительно небольшое число погибших объясняется редкой застройкой села, где дома разделены обширными садами и огородами.
В больницах г. Шали и Грозного представитель Мемориала беседовал с ранеными из с. Элистанжи (всего около 20 человек). Из них лишь один взрослый мужчина, а остальные - дети и женщины.
В селе Элистанжи и его окрестностях наш наблюдатель не обнаружил никаких объектов, которые можно было бы принять за военные.

Неполные сведения о погибших в селе Элистанжи, приведенные ниже, взяты из двух различных списков.
* 1. Аппазов Рамзан, пенсионер, ветеран ВОВ, кавалер многих орденов. - [75 лет];
* 2. Арцуев Артур - 16 лет [17 лет];
* 3. Арцуева Таиса - 13 лет [10 лет];
* 4. Арцуева Шамсан - 13 лет [Шамса, 15 лет];
* 5. Арцуев Рахман - 12 лет [Рахьман, 7 лет];
* 6. Арцуев Заур - 7 лет [9 лет];
* 7. Арцуев Шамсуда - 11 лет [Шамсудди];
* 8. Гехаев Адам - пенсионер [62 лет];
* 9. Гехаева Айшат - пенсионерка [60 лет];
* 10. Гехаева Эпси - пенсионерка [79 лет];
* 11. Гехаева Хижан - пенсионерка [71 год];
* 12. Дурдиева Зина - домохозяйка [43 лет];
* 13. Дудаев Супьян - 50 лет [51 год];
* 14. Дудаев Усман - 44 года [42 года];
* 15. Дудаев Аслан - 16 лет [26 лет];
* 16. Дудаев Рахман - 12 лет [Рахман, 14 лет];
* 17. Бабаева Мадина - домохозяйка [Габаева, 43 года];
* 18. Мухмадов Ислан - 18 лет [Ислам, 25 лет];
* 19. Мухмадова Малкан - 22 года, студентка [25 лет];
* 20. Надаев Сар-Али - 18 лет [25 лет];
* 21. Осупова Имани - 21 год [20 лет];
* 22. Петирова Сацита - 14 лет [Пектирова];
* 23. Исмаилова Тоара - пенсионерка [Тоар, 71 год];
* 24. Саитова Эсет - домохозяйка [Сапатова, 38 лет];
* 25. Саитов Ислам - 4 года [*];
* 26. Чуманов Ислам - 15 лет [Чумаков, 10 лет];
* 27. Халезатов Адам - 4 года [Хазатов, 8 лет].

Оба источника дают одинаковый список погибших, но приводят подчас разные сведения о именах, фамилиях и возрасте; кроме того, различен порядок следования людей в списке. Можно утверждать, что списки имеют различное происхождение, взаимно подтверждают друг друга и являются достоверными, хотя и не полными.
6 человек старше 60 лет, 7 дети моложе 14 лет, 11 женщины; только 8 из них хотя бы по одному из источников условно могут быть названы мужчинами боеспособного возраста от 14 до 60 лет.
Согласно списку раненых, поступивших 7 октября в хирургическое отделение Шалинской центральной районной больницы, из 35 человек 11 дети до 14 лет, 3 старше 60 лет. Из взрослых - от 15 до 60 лет - раненых 11 человек - женщины и 8 мужчины. По сообщению Н. ЭСТИМИРОВОЙ, предоставившей список, к 21 октября общее число погибших и умерших от ран составило 48 человек.
Исходя из распределения погибших и раненых по полу и возрасту, также можно утверждать, что бомбардировка села Элистанжи была неизбирательной.

Видимо и сотни (может быть и тысячи) уничтоженных малолетних детей российские военачальники причисляют к той десяти тысячам боевиков (генерал Манилов, министр обороны И. Сергеев, январь-2000), которых они уже уничтожили в ходе контртеррористической операции на территории Чечни.

На войне не будет правды. Более месяца российские СМИ гадают о судьбе журналиста, гражданина России, отданного российскими властями в руки ТЕРРОРИСТОВ. Отданного правоохранительными органами РФ под расписку о невыезде из Москвы в руки чеченских боевиков. И тут же объявленного во всероссийский розыск. АНЕКДОТ. Только боюсь, печальный. Информация же от официальных лиц страны самая противоречивая. Правая рука не ведает, что творит левая. Кому не выгодно сохранить жизнь А. Бабицкому, так это российским генералам. У А. Бабицкого часть правды об этой войне, лишь часть, небольшая. А генералов и эта небольшая часть правды пугает.
Генерал Шаманов объясняет появление террористов на освобожденных территориях наличием огромных подземных коммуникаций, тянущихся от предгорий чуть ли не до центра Грозного. В таком случае только химическое оружие может вытравить духов, или, ядерное оружие малой мощности, применение которого военные допускают в случае оккупации собственной территории врагом.
Последнее по времени преступление, не имеющее сроков давности, сравнимое лишь с преступлениями фашистов в годы второй мировой войны, было совершено на днях в поселке Новые Алды, на родине Шейха Мансура. Пригород Грозного, где до начала войны проживало до 10 тыс. жителей, а с начала войны из которого уехали все, кто мог покинуть окраины чеченской столицы. Последний автобус с беженцами покинул этот поселок 26 ноября 1999 г. и на следующий день у села Гойты этот автобус был обстрелян российской артиллерией. Из оставшихся 1. 5-2 тыс. жителей, вынужденных без света и тепла обитать в сырых подвалах с декабря по февраль умерло от холода и голода 75 человек, в основном стариков, хронических больных, детей. С конца января поселок подвергался непрекращающемуся артиллерийскому обстрелу, хотя в селе не было представителей вооруженных формирований. Устав от бесконечной канонады, около 100 жителей поселка (среди них и русские жители поселка) с белым полотном отправились в расположение российских войск. Все они были обстреляны, уложены на землю, хотя в основном были старики. Три человека из оставшихся в живых безоружных стариков были приняты командиром 15-го мотострелкового полка полковником Лукашовым. Представители просили прекратить обстрел поселка, заверили российское командование, что они могут беспрепятственно занять Новые Алды, что в селе нет ни одного вооруженного человека, от имени всех оставшихся в поселке просили прекратить насилие, и обещали оказывать содействие войскам в проверке всех жителей и помещений в поселке. Оставшиеся в живых, унося с собой трупы убитых, вернулись в поселок. Обстрел прекратился к обеду следующего дня. Обитатели сырых, холодных подвалов вышли на свет. Прежде всего, предали земле тех, кто не выдержал многонедельное заточение в подземелье, кто был убит, а чаще всего подвергались риску те, кто с повозкой совершал поход за водой для обитателей подвалов. Кто чинил поврежденные крыши, кто рубил дрова, запасался водой, а кто делился новостями кто умер, кого похоронили, кого ранило и т. д. Прошли первые группы российских войск, которые проверяли паспорта, изучали обстановку в поселке, по словам жителей ничего противозаконного совершено не было. Но было одно обстоятельство, которому жители значения не придали: эти военные предупреждали об опасности грядущей за ними зачистки и о жестокости исполнителей завтрашней зачистки. Мы то уйдем, вот после нас придут головорезы! Рассказывает медицинская сестра Асет Чадаева:
- 5 февраля к обеду я услышала на улице первые выстрелы. Мы с отцом вышли и увидели, как солдаты поджигают дома. Наш глухонемой сосед чинил крышу, и я услышала, как солдат говорит: Смотри, дурак крышу делает, ха-ха. Ему в ответ: Сними его. Солдат поднял автомат, хотел выстрелить. Я крикнула: Не стреляй! Он глухой! Солдат повернулся и выпустил очередь поверх наших голов. Один солдат другому говорит: Отмечай им зеленкой лбы, чтобы удобнее было стрелять.
К концу дня воздух наполнился запахом человеческой крови. В каждом дворе остались лужи крови с клубами пара над ними. Людей загоняли в подвалы, затем закидывали гранатами. Живых заставляли тут же закапывать еще истекающих кровью расстрелянных. Лему Ахтаева, 1968 года рождения, тяжело раненного во время обстрела 11 января 2000 года и Ису Ахматова, 1950 года рождения, сожгли. Возможно заживо. Их кости были собраны медсестрой А. Чадаевой. В игровой форме, цинично, в состоянии близком к эйфории солдаты (возможно, контрактники) в этот день расстреляли 114 человек. Семьями. В упор. Трупов обнаружено и опознано 82. Умхаев Ризван, 1933г. р., Хайдаев Гула, 1924 г. р., Абулханов Ахмед, 1929 г. р., Азуев Анди, 1927 г. р., Ахмадова Ракат, 1929 г. р., Кузнецова Елена, 70 лет+

О точном количестве жертв этой войны, об истинных причинах этого конфликта, об отморозках и подлецах на чеченской стороне, о кровожадных, алчных политиках и продажных военных на российской стороне, которым глубоко безразлична судьба как рядовых россиян, так и государства Российского, мы узнаем, а точнее наши дети узнают спустя несколько десятилетий. Последствия же мы испытаем сами. Экономические, демографические, этнополитические, морально-нравственные. Уже можно определенно сказать о начале милитаризации общественного сознания, что тоже не менее тяжкое последствие новой имперской агрессии Кремля.
Близится праздник 23 февраля. Это черный день для всех чеченцев и ингушей. Думаю, что в этот день российские войска пройдут праздничным маршем по Грозному. По мертвому, разрушенному, разграбленному Грозному. Вспоминается картина из детства Апофеоз войны. Только Верещагин не дорисовал ее. Рядом с горой черепов надо бы было включить и праздно марширующих, довольно улыбающихся победителей.


Послесловие

Трагедия чеченского народа в первую очередь является позором для государственных деятелей Исламской части мира, ибо мы не смогли предотвратить эту трагедию. Мы в подавляющем большинстве своем потребляли информацию. Точнее дезинформацию. У Исламских стран не оказалось никаких рычагов воздействия на руководителей России. Всему человечеству должно быть ясно, что и ОБСЕ, и ООН, и ПАСЕ, и все международные организации по защите прав человека мало что могут. Чечню, при всем старании всех этих организаций и мирового сообщества не допустить гуманитарную катастрофу, спасти не удалось. Не удалось сохранить жизни тысячам молодых, крепких сыновей прежде всего самой России, не удалось предотвратить беду тысячам престарелых, беспомощных родителей в Мурманске и в Хабаровске, в Новгороде и в Москве, в Дагестане и в Карелии. Упрямство политиков, руководителей страны, их немерная гордыня будет нам стоит многого. Самые тяжелые переговоры, самый худой мир с совместными с руководителями Ичкерии действиями по предотвращению похищения людей, распространения терроризма на территорию сопредельных регионов было бы намного лучше. И дешевле. При прогрессирующем ухудшении экономики страны, мы теряем на этой войне ежедневно по $5, 87 млн (исходя из официально признанных затрат в 60 млрд. руб. /год и при курсе 1$=28 руб. ). Это НАШИ деньги, деньги наших родителей, в поте лица строивших народное хозяйство Страны Советов, которое вполне законно досталось разного рода чубайсам с кохами и их приспешникам на местах. Это деньги голодающих и мерзнущих пенсионеров, отдавших свою молодость и здоровье Родине. Это наши нефтедоллары. Мы уничтожили все инфраструктуры целой республики, весь жилой сектор, по крайней мере, полумиллионного Грозного. Мы почти победили. Над безжизненными руинами городов и сел республики начали появляться трехцветные (иногда и серпасто-молоткастые, красные) флаги России. Флаги, за появление с которыми на улицах и площадях Москвы еще 10 лет тому назад те же генералы дубинками обрабатывали их владельцев, а флаг мгновенно превращался в клочья и уничтожался.
Могли ли мы в августе 1991 года поверить в то, что через неполные десяток лет, полковник КГБ станет президентом демократической России?! Способствовали же этому восхождению во власть среди прочих и ученый исламист Багаудин с Басаевым. Хаттаб, со своей преданностью Исламу. Они же и стали соучастниками уничтожения национально-освободительного движения чеченцев.
Разведчиков рассекречивают спустя десятилетия. И награды за заслуги перед Отечеством они получают спустя много лет. Сколько потребуется времени, чтобы раскрыть некоторых из сегодняшних лидеров чеченских мятежников? Одного уже рассекретили. Осталось наградить не только должностью, но и орденом "За неоднократную верность".
В данный момент, когда я пытаюсь ставить точку, НТВ показывает умирающего от полученных ранений 113 летнего старика и 4-х летнюю девочку, лежащую на ковре в одной комнате со стариком, погибшую во время артиллерийской обработки с. Гехи-Чу. Кроме них, камера охватывает еще с десяток трупов мирных жителей, которых расстреляли освободители. Надо же было старику из века ХIХ шагнуть чуть ли не в ХХI-й и умереть насильственной смертью! И надо же было родиться этой девочке, чтоб так мало жить и видеть две войны. Впавшие, окруженные синяками глаза старика, скорее от черепно-мозговой травмы. По взгляду и движению глаз старик в сознании. Возможно, он родился в семье партизанившего горца, ведь и в 1887 г в Чечне шли бои с царской армией. Вся жизнь старика прошла в войне. В памяти у него и первая мировая, и революция с гражданской войной, и насильственная коллективизация, и жестокая ссылка в 1944-м, и сотни заживо сожженных НКВД-шниками женщин и детей в стертом с лица земли Хайбахе. И сколько таких судеб? И сколько еще сотрут с лица земли?


июль 1999 февраль 2000
Агвали Ботлих Махачкала - Москва


ПУБЛИЦИСТИКА
Было не поздно наводить мосты+
(Статья написана в Агвали и тут же отправлена в Молодежь Дагестана, опубликована, к сожаленью, после начала кровопролития)

...Краткую хронологию конфликта начну со своего дома, с Цумадинского района. В 1991 г. в мечети с. Агвали на одной из пятничных молитв Устар суфиев Тажудин попросил всех присутствующих с поднятым кверху правым кулаком громко повторить за ним: Смерть ваххабитам!. На той же пятничной молитве он вместе с имамом мечети г. Хасавюрт выступил в защиту КП СС и КГБ, якобы ни партия, ни КГБ никогда не мешали и не вмешивались в дела религии, а их критика в СМИ необоснованна. В селении Кванада другой лидер Омаров А. ( ваххабит ) по репродуктору на все селение объявил, кто не следует за ним, тот безбожник. Почему прокурор района не услышал эти возгласы и не предпринял попытку изолировать радикалов с обеих сторон? Стенка на стенку?Пресса и Правительство республики продолжало занимать позицию одной из сторон, и начало травлю другой. Эта позиция очень выгодна для руководства появились внутренние враги. Успешно создается общественное мнение, осуждающее так называемых ваххабитов (в каждом дворе даже алкоголики стали осуждать звериный лик ваххабитов ).

В с. Агвали также верующие объединились в одну мечеть с одним имамом. По словам имама мечети, основным препятствием для объединения послужила администрация района. Как мне объяснил один из руководителей района, администрация опасалась, что объединенная, лишенная распрей мечеть станет основным плацдармом критики действий администрации, объективной и справедливой оппозицией. С момента объединения мечети многие руководители района перестали посещать пятничную молитву. Вот где корень конфронтации верующих, вот где основная выгода вражды между верующими! Нетрудно предположить, кто дирижирует этим противостоянием, в какой школе готовят солистов тариката.

В упомянутом с. Кванада прекращена конфронтация между ваххабитами и традиционалистами, что тоже является серьезным шагом к примирению. Руководитель администрации К-М. Тагиров видит примирение сторон основной своей задачей на ближайшее время. Цумадинцы трезвеют. Ведь за последние годы конфронтации дело доходило до рукоприкладства и бряцания оружием. Мир важнее и нужнее, чем мелкие обиды и бытовые ссоры - подвел черту руководитель администрации с. Тлондода М. Идрисов, - мы все смертные, надо думать, что оставим детям. Мир залог всего, согласие в радость Аллаху.
Тем не менее, до середины августа с. г. в с. Эчеда продолжалось вооруженное противостояние верующих с объединенными силами органов ВД РД, имевшим место взятие в заложники двух работников ВД района. На урегулирование проблем приезжал министр ВД РД А-Г. Магомедтагиров. После взятия милиционеров в заложники руководитель ФСБ района заявил имаму мечети с. Агвали Саид-Хусену, не имевшему никакого отношения к вооруженным до зубов бойцам ислама: Мы поднимем военные вертолеты и готовы испепелить всех, кто окопался в с. Эчеда. Имам ответил: Да, я знаю, испепелить вы можете кого угодно и где угодно. Надо думать о последствиях. Я знаю, что мы мусульмане, и те, кто окопался в Эчеда тоже мусульмане. Вот тогда мы и объединимся! Имам Саид-Хусейн Хаджи выразил недовольство руководством, как республики, так и района и подверг критике их тактику примирения. Ни министр ВД республики, ни депутаты не подошли к джамаату, не информировали с реальным положением, реальной обстановкой в Эчеда, наоборот, создали информационную блокаду, занялись дезинформацией населения района. Только подключение верующих и разговор на основе Ислама предотвратил непредсказуемое кровопролитие в районе. После возвращения оружия и двух милиционеров исламистами имам Агвалинской мечети потребовал у руководства явиться для информирования жителей района на пятничную молитву. Те же стали искать себе политическую выгоду, популизм выражениями типа: Председатель Госсовета республики и прочие руководители в Махачкале готовы были послать военных для решения этой проблемы, а МЫ настояли на переговорах, Им наплевать на ваши проблемы, а вот МЫ боремся за вас, Президент пьяница, Степашин еврей, потому и бензин дорожает. Так каковы же были требования у дагестанцев, окопавшихся в Эчеда, чего они хотели? Этот вопрос был задан присутствующими на встрече депутату НС РД О. Тупалиеву. Ответ был краток, более чем философским: Ничего они не хотели. (Так, просто решили побаловаться, показать оружие и себя). Я беседовал с противостоящими в Эчеда. На первом месте среди причин, побудивших к конфликту социальная несправедливость, нищета горцев, дискриминация, унижение человеческого достоинства по отношению к носителям бороды особенно, враждебное отношение к ним официального духовенства, ставшего косметическим украшением у власти, правовой беспредел в республике.

В 1990 г ни у традиционалистов ни у ваххабитов не было ни слова об оружии, о вооруженном восстании. Речь шла о мягком пути перехода к исламскому правлению, а именно путем получения не менее 2/3 мест в Парламенте республики. Первым шагом к этому было активное, объединенное участие мусульман в парламентских выборах в республике и избрание депутатом ныне покойного А-К. Ахтаева. Речь шла о свободе Исламского просвещения. О введении в школьную программу и об обязательном для мусульман включении в перечень предметов Основ Ислама и арабского языка, на что тогдашний министр просвещения РД Б. Гаджиев заявил: Не для того совершали революцию, чтобы возвращаться к средневековью!
В марте 1992 г от имени Исламско-Демократической партии я обратился с письмом к Министру ВД РД Полунину (опубликовано в газете Дагестан тогда же)

Дестабилизация идет через прессу. Предоставляя страницы газет и эфирное время одним, полностью закрыт путь другим. Духовный лидер так называемых ваххабитов Багаудин-Хаджи Магомедов, известный в мире Алим, проповедник, у которого единственным оружием было слово, правдивое слово, имея тысячи сторонников в Дагестане, так же как уголовники, политические оппоненты руководства Дагестана, вынужден скрываться в Чечне. Некоторые его сторонники находятся во всероссийском розыске (Газимагомедов Ахмед, тяжело раненный во время событий у дома Правительства РД, из-за невыносимого отношения врачей и медперсонала больницы - со слов родных и посетителей, как к носителю бороды, до контакта со следственными органами и объявления в розыск, по совету одного из сочувствующих пациентов вынужденный покинуть больницу с подключичным катетером и со швами на теле из-за страха быть умерщвленным). Чего ждать от сторонников Багаудин-Хаджи в Дагестане? Писем, телеграмм благодарности в адрес мудрого руководства, выражать преданность и поддержку родному Правительству республики? Из номера в номер на протяжении нескольких лет на правительственные дотации газета Истина льет ностальгические слезы по ушедшему коммунизму, клеймит одних, публикует других религиозных деятелей республики. Мало того, руководство РФ, Правительство страны осудило деятельность НКВД в 1930-40-е годы, а их жертвы реабилитировало. Однако Истина под рубрикой Никто не забыт, ничто не забыто публикует материал, посвященный мужественной работе чекистов в 1930-40 годы, указывая поименно жертвы и героев головорезов, восхваляя ратный труд чекистов по истреблению собственного народа. Приводится эпизод, как работники НКВД Гальченко и Летов без суда и следствия прошивали автоматной очередью Исламистов-антисоветчиков братьев Мирзакадиевых из с. Абдашки и вместе с ними сотен их сторонников с разных районов Дагестана (автор А. Ахаев, полковник запаса). Мирзакадиевым памятник сегодня нужно ставить, как героям, вставшим против диктатуры большевиков!

25. 07. 99
Москва - Агвали

***

ИСЛАМСКИЙ СЛЕД ТЕРРОРА В РФ:
К вопросу об анатомии войны в Дагестане.
(передана в ред. НГ-религия, однако главный редактор наложил вето)

На протяжении последних лет, особенно после подписания Мирного договора 12 мая 1997 г между А. Масхадовым и Б. Ельциным Москва вела двойную игру по принципу Чем хуже в Чечне, тем лучше Кремлю. Одновременно шла массированная идеологическая подготовка к уничтожению этого мятежного анклава. Военное решение конфликта должно быть поддержано в обществе, регионами, особенно соседними с Чечней. До июля-августа 1999 года такой поддержки ни со стороны Дагестана, ни со стороны Ингушетии нельзя было ожидать. Да и москвичи, как всегда активные и чуткие, организовали бы акции протеста вторжению армии в Чечню. Комом в горле стоял мирный договор Ельцина с Масхадовым и Хасавюртовское предательство Лебедя. Чтобы перешагнуть через них, нужен весомый аргумент. Потому необходимо было обеспечить решение ряда следующих стратегических задач.

1) Подготовить соседние республики и ее население к поддержке вооруженного вторжения России на территорию Чечни.
2) По возможности настроить братский дагестанский народ против Чечни. Лучше, если дагестанцы сами готовы будут воевать с Чечней.
3) Предотвратить волну протеста в российском обществе в случае вооруженного вторжения Федеральных сил в Чечню.

Начиная с 1997 г., после Буйнакского рейда Хаттаба и знаменитого закона, принятого Парламентом Дагестана О борьбе с Исламским фундаментализмом, шло активное выдавливание религиозного меньшинства (т. н. ваххабитов ) из Дагестана в Чечню путем создания невыносимых условий в республике, путем преследования и угроз физической расправы. Причем, в руководстве республики знали, что в Чечне их встретят с радостью.
Еще в годы войны в Чечне, в российской прессе промелькнула мысль, что Хаттаб сотрудничает с ЦРУ, и даже с российскими спецслужбами. Эта мысль с каждым годом лишь подкреплялась. Хаттаб, безусловно, считает себя воином Ислама, человеком идеи газавата, но чем объяснить, все- таки то, что спецслужбы России закрывали глаза на его вольности: визиты в Дагестан и тесные контакты с радикальными местными исламистами? А встреча Ш. Басаева с Волошиным во Франции - это всего лишь версия или реальный факт? Радиоперехваты с российскими хозяевами жизни или финансовые потоки из России? Что это?! Нам же говорят о Саудовской Аравии! Да вы перекройте московский канал финансирования мятежников Ичкерии, прежде чем говорить о Королевстве Саудовской Аравии или Турции.
Выдавленные в Чечню дагестанские исламисты становились оппозиционерами, а иные авторитеты готовы были ценою большого риска вернутся в Дагестан, но в роли уже правителей или спасителей. Некоторые представители наиболее радикальных исламистов в изгнании еще два года назад предлагали мне поехать в Чечню, ознакомиться с работой по подготовке будущих лидеров Дагестана, познакомиться с Удуговым, Басаевым и др. Начиная с 1997-98 гг. в Дагестане циркулировали слухи о предстоящем вторжении с Ичкерии. В те же годы оголили границы с Чечней в Цумадинском, Ботлихском, Казбековском районах Дагестана. Активисты радикальной дагестанской оппозиции свободно перемещались по территории двух республик. Об этом знали многие, не знали только в ФСБ, руководимой В. Путиным. Не исключаю, что вокруг Багаудина (лидера Исламского джамаата Дагестана, скрывавшегося от преследований в Чечне) были настоящие провокаторы, выполнявшие задание определенных кругов государства, которые в нужное время подтолкнули и Багаудина, и Басаева, и Хаттаба в Дагестан. В 1998-99 гг. различные криминальные силы в республике в лице их лидеров приходили к сторонникам Багаудина и лично к нему с предложением двинуться в Дагестан, гарантируя свою поддержку. Это были люди, имевшие зуб кто на мэра г. Махачкала С. Амирова, кто на Председателя Госсовета М-А. Магомедова, кто сторонники того или иного депутата НС РД, рвущихся к власти. В сотрудничестве с ними было отказано. Многие из этих лиц после начала боевых действий возглавили отряды ополченцев. + Доподлинно известно, что после налета Хаттаба на Буйнакск в декабре 1997 г., Багаудин строго предупредил Хаттаба о недопустимости подобных акций. Да и с Басаевым Багаудин не был на дружеской ноге.

Так или иначе, вторжение состоялось. Необходимо подчеркнуть, что в Грозном все, кто торговал на рынке с мая-июня 1999 г. строили свои планы с учетом предстоящей войны в Дагестане. Приехав в начале июля в отпуск в Цумада, и в Ботлихе, и в Агвали в один голос говорили мне о предстоящем вторжении неких боевиков, ваххабитов в эти районы. С июля на территории Дагестана (России! ) в с. Эчеда базировались несколько сот вооруженных ваххабитов - дагестанцев, которые заранее окопались, укрепились в труднодоступных ущельях на границе с Чечней и Грузией. Задолго до прихода в Цумадинский район исламских мятежников эти места были нашпигованы оружием, привезенным через Ботлих, Агвали на КАМАЗах. В конце июля, в пик топливного кризиса в районе, под теми же окнами УВД и УФСБ Цумадинского района в лагерь исламских мятежников доставлялось топливо на многотонных грузовиках. Лично обратил внимание на КАМАЗ с 15 т бензина, который проехал через Агвали в Эчеда 10 час. утра 26 июля. Малолетние дети в Цумадинском районе в июле говорили о лагере чеченских боевиков в с. Кенхи, что в 6 км от административной границы Цумадинского р-на на территории Чечни. Обо всем этом знали местные жители, не знали только в ФСБ, руководимой В. Путиным. Тайну кремлевских стратегов и их вассалов на местах сами того не понимая, разрушали простые люди. Нужно вторжение, нужна дозированная дагестанская кровь. Нужен определенный объем слез горянок. Ровно столько дагестанской крови, сколько потребуется для ненависти к чеченскому народу. Ровно столько слез дагестанских матерей, чтобы в них утопить добрососедские отношения с Ичкерией. Заодно и изрядно надоевших в Дагестане ваххабитов отправить попутным московским поездом туда же и уничтожить Шариатский анклав в Кадарской зоне, несмотря на лояльность и признание Конституции и законов РФ жителями сёл этой зоны.
Нынешняя ситуация в Дагестане кардинально отличается от печально известных чеченских событий 1994-95 гг., сказал первый зам. министра обороны РФ Н. Михайлов. Сейчас сам народ не приемлет разговор с силой, в течение нескольких дней более 2 тыс. человек покинули свои села в Дагестане и призывают наших военных к тому, чтобы уничтожить бандитов, закрепившихся в этих селах, мотивируя это тем, что боевики осквернили жилье дагестанцев, - сказал Н. Михайлов. По его мнению, это очень важно, поскольку если бандиты не найдут питательную среду, они потеряют свою значимость и станут социальными и политическими банкротами. (См. выше, пункт 2 в стратегических задачах Кремля. Очень важно и потому симпатично! )

Неужели Басаев с Хаттабом настолько недальновидны, чтобы не понимать бессмысленность своих планов молниеносного освобождения Дагестана от власти Москвы? Багаудину докладывали агенты:
Кроме работников милиции в Цумада никого нет, да и они своих трогать не будут. Мы в два счета будем в райцентре. Это твой родной район, народ тебя ждет, поддержка обеспечена, вперед!
Рассчитывали на Карамахинский вариант в Цумадинском районе (зона Шариатского закона в рамках РФ). Фактически сторонники Багаудина оказались в ловушке, расставленной им спецслужбами. Из неофициальных источников известно, что накануне вторжения Басаев предлагал Багаудину совместные действия, но Багаудин помощь отверг и потому Басаев с Хаттабом вынуждены были выступить отдельно, в Ботлихском направлении. Возможно, неизбежный провал операций и объединил их, также как и Н. Хачилаев категорично отказавший в поддержке Хаттабу, оказавшись в Кадарской ловушке, вынужден был принять бой.

Вспоминаю, как на ботлихском аэродроме В. Путин отказался выпить по дагестанской традиции стопочку, он объяснил: рано. Нам еще предстоит работать. Мы обязательно выпьем. Но потом. Предстояла операция в Кадарской зоне. Далее - со всеми остановками. Таким образом, первый этап идеологической подготовки к большой войне был завершен. Предстоят еще несколько не менее тяжелых этапов. Пить было рано. Более того, народ Дагестана, ведомый коррумпированной верхушкой, готов сам вступить в бой с отрядами, вторгшимися с территории Ичкерии. Дайте же нам оружия, мы сами добьем их! эхом разносится в ущельях Дагестана. Не успели прибыть к взорванному в г. Буйнакск дому мед службы с МЧС, народ вопит: Это проклятые ваххабиты! Давно надо было их убивать!. Хотя, это всего лишь версия, следствие же еще не было даже начато. Умелая информационная раскрутка подготовила народ к самым крутым мерам в отношении религиозного меньшинства в Дагестане и мятежной Чечни. В результате дагестанцы жаждут отмщения, они рвутся аж до Грозного. Выполнена и задача 2. Пора перейти к третьей.
Два жесточайших взрыва в Москве (взрыв на Манежной - игра пиротехников, по сравнению с двумя последующими), взрыв в Волгодонске. Сорванный взрыв многоэтажного дома в Рязани. Именно взрыв, а не учение. В первые дни местное руководство силовых структур ясно и четко сказали: В мешках был гексаген, перемешанный с сахаром. Спустя несколько дней в Москве ФСБ заявляет об учениях, а в Рязани отвергают: В мешках был гексаген, смешанный с сахаром! Готовился взрыв, в результате которого многоэтажка должна была стать братской могилой для сотен людей Жители же, не зная кому верить, несколько суток не могли входить к себе домой. Некоторые и по сей день не придут в себя. Для учений годится любой сыпучий или несыпучий материал. Вплоть до морского песка. Похоже, что тут народ, в самом деле, помешал сценаристам. Отказался взлететь на небо. Проявил упорство и излишнее любопытство. Очень жестокие учения. Школа В. Путина. Точнее - Дзержинского. Этой школе гуманизм лишь помеха, ком в горле. Первый взрыв в Дагестане. Затем серия взрывов в Москве. Ваххабиты, исламские террористы проклятые...?! Неужто мы потеряли здравый смысл, чтобы поверить подобной циничной утке?

Россия в сентябре напоминала большой дурдом. Эвакуация тысяч больных из Онкологического Научного Центра в Москве, прекращение занятий в школе, поиски взрывных устройств в Питере, ежедневные тревоги по всем крупным городам России. Там взорвали, тут предотвратили, там нашли. Чеченский след. Исламские экстремисты, ваххабиты. Международный терроризм. Те, кто не смог обеспечить безопасность своих граждан, те, кто не смог предотвратить гибель сотен соотечественников объявляют о предотвращении десятков более страшных взрывов. Но никто не схвачен за руку. Кто заказчик и вдохновитель, кому выгодны взрывы? Почему за два года войны чеченцы не совершили ничего подобного? А почему бы не предположить, что Путин и К выполняют заказ заокеанских хозяев России с целью обеспечения преемственности власти, а также превращения России в форпост борьбы с Исламом, с мусульманами России и втягиванию русских в очередную авантюру на Кавказе?! По-моему, это гораздо правдоподобнее, чем чеченский след или след Бен-Ладена (мифа, созданного в недрах ЦРУ) во взрывах в Волгодонске и Москве. Тем, более что Шамиль и Хаттаб категорически отказались брать на себя ответственность за эти чудовищные взрывы. Они наверняка поняли - более могущественные и коварные силы явно их подставили этими взрывами. Сколько еще нужно произвести взрывов в городах РФ тайным правителям России, чтобы окончательно похоронить Россию как великую державу, ввергнув ее в бесконечное противостояние с собственными гражданами мусульманами России, с Исламским миром?!
Таким образом, выполнен и третий пункт подготовки идеологического фона вторжения в Чечню.


Да здравствует война? Пить будем, нет?
1. 10. 99

***
МИНИСТРУ ОБОРОНЫ РФ
ГРАЧЕВУ П. С.
от офицера запаса ВС РФ
Господин министр!
Посылаю Вам военный билет офицера запаса в виду того, что я не желаю быть офицером имперской, агрессивной армии, объявившей жесточайшую войну против собственного народа, назвав его вооруженными бандформированиями. К тому же руководимой лишенной совести, чести и достоинства личностью, для которой вряд ли есть какие-либо критерии святости. Служить в рядах Российской Армии сегодня величайший позор. Данным своим актом призываю всех, офицеров запаса вернуть офицерские билеты.
Сегодня гибнут люди, оказывая невиданное героическое сопротивление вашей агрессии. Гибнут, выполняя ваши приказы. Гибнут, защищая от варварских ваших операций матерей, жен, детей, вы же прикрываетесь 18-летними детьми России, будущим России.
С пожеланиями всего того, чего вам пожелал бы каждый чеченец.


главная   =>   политика