ЯЗЫЧЕСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ

пер. А.Дугина


часть I    МЫ, АНТИЕВРОПЕЙЦЫ   

упадок европы
новый символ
солнечная нордическая традиция
мы, языческие империалисты


часть II   УСЛОВИЯ ДЛЯ ИМПЕРИИ

вырождение имперской идеи
протестантское извращение и наша контр-реформация
воля к иерархии


часть III    ОШИБКА ДЕМОКРАТИИ

истинный либерализм
иерархия через могущество - покорение государства
невозможность демократического самоуправления
анти-гегельянство
анти-историцизм
индивидуум и человечество
иррациональность равенства
от клана к империи - наше расовое учение


часть IV    КОРНИ EВРОПЕЙСКОГО НЕДУГА

кастовая деградация- деньги и труд
наука против мудрости
те, которые знают - и те, которые верят
механическая сила и индивидуальное могущество
активизм и гуманитарный мир


часть V   НАШ ЕВРОПЕЙСКИЙ СИМВОЛ

ницше, непонятый
истинная пан-европа
миф о двух орлах
гибеллинское восстановление
заключение




МЫ, АНТИЕВРОПЕЙЦЫ


УПАДОК ЕВРОПЫ

Современная "цивилизация" Запада нуждается в кардинальном перевороте, без которого она рано или поздно обречена на гибель. Эта "цивилизация" извратила всякий разумный порядок вещей.

Она превратилась в царство количества, материи, денег, машин, в котором нет больше воздуха, свободы, света.

Запад забыл о смысле приказания и повиновения. Он забыл о смысле действия и размышления. Он забыл о смысле иерархии, могущества духа, человеческих богов. Он больше не знает природы. Природа для западных людей перестала быть живым телом из символов, богов и ритуалов - блистающим Космосом, в котором, как "царство в царстве", свободно движется человек: она стала мутной, роковой поверхностью, и ее тайны профанические науки стараются обойти с помощью своих ничтожных законов и ничтожных гипотез. Запад больше не ведает мудрости: он не знает благородного безмолвия тех, которые преодолели самих себя, не знает светлого покоя тех, "которые видят", не знает гордой "солнечной" реальности тех, в ком возродились идеи крови, жизни, могущества. На место мудрости вступила риторика "философии" и "культуры", мир профессоров, журналистов, спортсменов - схема, программа, лозунг. На ее место вступила сентиментальная, религиозная, гуманистическая скверна и плеяда возбужденных болтунов, которые опьяненно восхваляют "становление" и славословят "практику", потому что боятся молчания и раздумья. Запад больше не знает Государства.

Государство как ценность, как Империя, как синтез духовного и королевского, как путь к "сверхмиру", каким оно было во всех великих культурах древности - от Китая до Египта, от Ирана до Рима, до Священной Римской Империи Германских Наций - потонуло в мещанской убогости общества рабов и торговцев. Что такое война, война по своей собственной воле, как высшая ценность (будь то в победе или в поражении), как священный путь духовной реализации; почему доступ в небесную обитель Одина, Валхаллу, открыт героям, павшим на поле битвы; почему в Исламе "священная война" (джихад) есть синоним "божественного пути"; почему в арийской Индии воин всегда уподобляется аскету, и почему в классической древности он символизировал собой mors triumphalis (победу через смерть) - что означает такая война, не знают больше трусливые европейские "активисты". Они не знают больше воинов, они знают только солдат, и достаточно небольшой стычки, чтобы привести их в ужас и вызвать у них поток гуманистической, пацифистской и сентиментальной риторики. Европа потеряла свою простоту, она потеряла центр своей деятельности, она потеряла свою жизнь. Демократический недуг и семистский яд пропитали ее вплоть до самых корней, - они везде: в праве, в науке, в мышлении. Вождей - существ, которые в ыдвинулись не посредством насилия, не из корыстолюбия, не как ловкие угнетатели рабов, а в силу своих неоспоримых трансцендентных жизненных достоинств,- почти не осталось больше. Европа сейчас - это огромное шарлатанское месиво, сжимающееся и трясущееся от страха, о котором никто не смеет заявить открыто, с деньгами вместо крови, с машинами и фабриками вместо плоти и с газетами вместо мозгов - бесформенное тело, беспокойно бросающееся из стороны в сторону, движущееся под влиянием сомнительных и неизвестных сил, которые превращают в порошок любого, кто осмелится им противостоять или хотя бы попытается уклониться от их воздействия. Все это - плоды столь восхваляемой западной "цивилизации". Все это - прославленные результаты суеверной веры в "прогресс", которая противоречит римской королевской власти, противоречит дорической Элладе, противоречит всем остальным формам великой арийской традиции. И все плотнее смыкается кольцо вокруг тех немногих, которые способны к великому отвращению и великому возвышению.



НОВЫЙ СИМВОЛ

Возможно ли еще в этом сумрачном мире освобождение и обновление?

Есть ли у Европы силы, достаточные для осознания своей задачи, и есть ли у нее воля для ее решения?

Не следует предаваться иллюзиям: только при осознании возможно действие.

Надо отметить угрожающую реальность процесса духовного распада, уходящего корнями в недра Предистории, высшей точкой которого является как раз то, что современные люди прославляют как свою высшую культурную ценность и который затронул все области мысли и действия. Компромисса не существует. Приспособление невозможно. Нам необходимо могущество нового Средневековья. Нам необходим радикальный, глубокий переворот - восстание варварской чистоты как во внутреннем, так и во внешнем. Философия, "культура", повседневная политика - ничего из этого. Не следует поворачиваться на другой бок на этом смертоносном ложе. Надо, наконец, проснуться и встать на ноги. Повсюду еще остались те, которые помнят о древнем благородстве, те, которые осознают всю серьезность невыносимой болезни и понимают, что все отдельно взятые области культуры слишком тесны для противодействия.

Пока еще не стало слишком поздно, надо призвать этих разрозненных людей к осознанию основной линии - вне всех ограничений и частных интересов, сдерживающих сегодня их силы. Должно свершиться неумолимое действие, требующее развертывания всех их чистейших сил. Оно должно быть всепобеждающим, готовым уничтожить грязную корку риторики, сентиментализма, морализма и религиозного лицемерия, которой покрыто и гуманизировано на Западе все. Тот, кто проникает в храм - пусть он будет даже варваром - обязан изгнать оттуда всех осквернителей, сделавших в "цивилизованной" Европе из "духа", из добра и зла, из науки и божественности монополию и спекулирующих этим всю свою жизнь, тогда как на самом деле, они не знают ничего, кроме материи и того, что на эту материю наложили людские страхи и суеверия. Всему этому надо сказать - хватит! - и при этом некоторые люди снова будут готовы к этому долгому пути, к долгому риску, к долгому созерцанию и к долгому молчанию; при этом снова повеет ветер далекого - ветер древней нордической традиции - и спящие Запада проснутся.
Анти-философия, анти-гуманизм, анти-литература, анти-"религия" - таковы предпосылки. Хватит! - надо сказать эстетизму и идеализму, - хватит! - душевной жажде, создавшей семистского бога для молитв и упований, - хватит! - "потребности", которая держит нищих людей в оковах общества, чтобы, связав их взаимной зависимостью, дать им то, что не до стает каждому.

Надо всем этим должно возвыситься с чистыми силами. И тогда появится задача, намного превосходящая "политику" и социальные предрассудки, делающая незначительными все трагические позы горя и внешние эмоции; задача, поставленная таким образом, что материал ьная сила, увлекающая за собой всех людей, все вещи, не сможет более иметь какой-либо вес. В тишине, в строгой дисциплине самообладания и самоопределения мы должны с холодным настойчивым усердием создать из единиц элиту, возрождающую солнечную мудрость: то мужество (virtus), о котором не следует говорить вслух, и которое исходит из глубин души и сознания, доказывается не в спорах и книгах, а в творческом действии.
Мы должны снова проснуться для обновленного, одухотворенного, терпкого переживания мира, но не отвлеченного и философского, а вибрирующего в нашей крови: для переживания мира как могущества, для переживания мира как ритуала жертвоприношения. Такое переживание мира создаст крепкую, жестокую, активную форму, существо чистой силы; такое переживание мира откроет то чувство свободы и величия, то космическое дыхание, даже самого слабого дуновения которого еще не знали "мертвые" Европы. Вместо профанической, демократической и материалистической науки, относительной и условной, являющейся рабой непонятых законов и явлений, глухой к глубинной реальности человека, мы должны - в этой элите - воскресить священную, внутреннюю, тайную, творческую науку духовной реализации и "самооблагораживания"; науку, которая способна управлять невидимой силой, повелевающей нашими существами и соединяющейся с тайными корнями рас и вещей; и при этом она воссоздаст, но не как миф, а как самую позитивную реальность, людей как существ, принадлежащих не к "жизни", а к "более чем жизни", способных к трансцендентному действию. И тогда появятся вожди, род вождей. Невидимые вожди, которые не говорят лишних слов и не стремятся показываться на публике, но чьи действия не знают преград, вожди, могущие все. И тогда опять возникнет центр на Западе - на Западе, лишенном центра. Это глубокое заблуждение считать, что обновление возможно без восстановления иерархии, т.е. без установления в низших формах, связанных с землей и с материей, с человеком и с человеческим, высшего закона, высшего права, высшего порядка, которые могут быт ь оправданы только живой реальностью вождя.

Это глубокое заблуждение - думать, что государство может быть чем-то иным, нежели civitas diaboli ("дьявольская организация"), если оно не восстановлено как Империя; но так же ошибочно желать установления Империи на основе научных, милитаристских, промышленных, "идеальных" или национальных факторов. Империя - в традиционном понимании - есть нечто трансцендентное, и осуществить ее может только тот, кто обладает достаточной силой для преодоления ничтожных жизней ничтожных людей вместе с их аппетитами и сентиментами, вместе с их убогим национальным чванством, вместе с их "ценностями", "фобиями" и идолами. Это понимали люди древности, когда чтили во главе иерархии существ, королевская природа которых была сплавлена с сакральной, и временная власть которых была пронизана духовным авторитетом "более чем человеческой" природы - таинственных носителей могущественных и грозных сил "Победы" и "Счастья". Это понимали люди древности, когда в любой войне они переживали "священную войну", нечто универсальное, торжествующее, все разрушающее и организующее заново, - с чистотой и неизбежностью, свойственными всякому исконно великому могуществу. Понимают ли это также те, которые еще могут и хотят оказать сопротивление? Понимают ли они, что нет иного духа, который должен быть разбужен, - хотя, быть может, в других формах и образах? Понимают ли они, что это является условием для того, чтобы каждая их "революция" не осталась незначительной случайностью в рамках отдельной нации, а стала бы универсальным началом, первым лучом света в плотном тумане "темных времен" - западной Кали-юги, началом истинного восстановления и единственно возможного оздоровления?

главная   =>   эвола следующая